Футбольные обозреватели, много писавшие о чемпионе СССР 1951 года команде ЦСКА, отмечали исключительное трудолюбие армейцев. Аркадьев уже тогда, предугадывая дальнейшее развитие футбола, добился в своей команде, чтобы игровые нагрузки футболистов увеличились, раз уж есть тенденция к повышению интенсивности и маневренности игры. В работе с клубом, с молодежью из ближайшего резерва ЦСКА Аркадьев был, вероятно, на правильном пути. Не случайно же в товарищеском турнире весной 1952 года сильнейших клубов класса А, где игроки сборной выступили самостоятельной командой, победила не олимпийская сборная (правда, еще не определившая свой основной состав), а клуб ЦСКА, представленный в основном дублерами призванных в сборную мастеров.

Форвардам лучших лет ЦСКА Гринину и Демину уже недоставало физических возможностей. А нападению сборной — это хорошо сознавал Аркадьев — мощи не хватало и в наилучшем, насколько тогда было возможно, сочетании отобранных в основной состав нападающих.

Но и поиск недостающей мощи в огромной нагрузке, предписанной отнюдь не молодежи, а ровесникам Гринина и Демина, «сохранившимся» немногим лучше, чем они, вряд ли мог к чему-нибудь путному привести.

Теперь мы, конечно, понимаем, что, взяв на себя всю ответственность за ожидаемую с нетерпением всеми победу футболистов, Аркадьев не мог рисковать, экспериментировать. Он не мог, скажем, дать щадящий режим целому ряду ведущих игроков, довериться их возрасту и самостоятельности.

Игроки, понимавшие всю ложащуюся на них ответственность, старались выполнить тренерские задания с возможной добросовестностью, тем более что окончательный состав так долго не определялся.

.По общему признанию и советских, и зарубежных специалистов, лучшими в советской команде были Бобров и Трофимов.

Трофимов закрепился в основном составе с первых же тренировочных игр. Тем не менее никаких поблажек ему, тридцатитрехлетнёму, никто не давал. Он придерживался такого же режима, как если бы боролся за место в команде.

Перед собой Трофимов поставил задачу довести свой игровой вес до шестидесяти семи килограммов, что при его плотном сложении было совсем непросто. Да, видимо, и не очень нужно. Несмотря на всеми признанный успех его на Олимпиаде, Трофимов и теперь говорит, что все время ощущал перетренированность.