И вот с этой уверенностью в своем праве не терять атакующих полномочий при всей дисциплинированности и самоотверженности защитника он как бы перешагнул в ту хоккейную эпоху, в которой играть ему уже не пришлось. В следующей игре чехословацкие хоккеисты взяли реванш. 5:3.

Но третью игру сборная Москвы могла снова выиграть — вела в третьем периоде 2:1. И если бы не самозабвенная лихость Бочарникова, гостям, возможно бы, и не отыграться.

Руководство и тренеры все-таки решили не обольщаться достигнутым результатом. И следующие матчи такого высокого международного уровня отложили на несколько лет.

В 1949 году, правда, приезжали хоккеисты. Среди поляков были и опытные игроки, например Анджей Волковский, еще до войны входивший в сборную Европы. Но серьезным противником для очень выросших за сезон советских хоккеистов они не смогли стать.

«К 1949 году,— вспоминает Трофимов,— я уже умел делать с шайбой все то же, что и с мячом».

И вот при таком ощутимом уже в себе с несомненной радостью умении он почти без сожаления готовился к расставанию с канадским хоккеем.

Продолжая выступать в соревнованиях по русскому хоккею, он стал замечать, что из-за привычки к ограничениям канадской коробки прежней скорости, не может убежать от тех защитников, от которых всегда легко убегал. Но главное — из-за частых травм, неизбежных в хоккее с шайбой при тогдашнем снаряжении, он ставил под угрозу свое дальнейшее участие в большом футболе. В 1949 году он пропустил из-за хоккейной травмы почти половину футбольного сезона. В следующем сезоне велосипедный шлем не предохранил от удара головой о бортик после толчка защитника.

Боброва в 1949 году так швырнули на борт, что после сильного ушиба груди кардиограмма в дальнейшем неизменно приписывала ему инфаркт. Но Бобров уже видел дальнейшую для себя перспективу в хоккее Травмы — он знал это точно — никогда не позволят ему быть в футболе таким каким он был прежде.

Трофимов же надеялся, что в футболе ему еще предстоит сезон, равного которому у него не было.

С 1950 года начали разыгрывать первенство страны по русскому хоккею. И Трофимов, уже играющий старший тренер (он принял команду «Динамо» от Якушина), не считал больше возможным для себя совмещать оба хоккея.