Подобно броскам Хомича, простотой поведения в воротах чувствовалась уверенность, которая не могла не подкупать, не могла не передаваться всем, кто видел его с трибун, кто играл с ним или против него.

На дружеском шарже Никаноров изображен стоящим на фоне запертых на замок ворот ЦДКА. В руке, на запястье которой ключ повешен,— блюдечко, а в другой — чашка: чай пьет.

Армейский клуб, кстати, и побеждал в послевоенные сезоны своих главных конкурентов — динамовцев — чаще.

В списке тридцати трех лучших игроков сезона сорок восьмого года, сезона, отнюдь не худшего в биографии Хомича, Никаноров стоит вторым (первым признали довоенную знаменитость — Акимова), а Хомич — третьим.

Поездка на родину футбола выпала на позднюю, как мы уже здесь говорили, осень. Когда сезон у нас давно закончился.

Победители первого послевоенного чемпионата, и Хомич в том числе, расчищали в Мытищах поле от снега для тренировочных занятий. Чемпионам сшили одинаковые костюмы и пальто для заграничной поездки, подобрали одинаковые шляпы. (Интересно, что в кадрах кинохроники следующего — сорок шестого — года динамовцы сидят на трибунах своего стадиона снова в буклевых кепочках, следуя отечественной моде, как будто и не ездили никуда.)

В самолете с ними летела киногруппа со студии хроники и комментатор Вадим Синявский, приобретший доверие и популярность тоже в первый же послевоенный футбольный сезон. Ему сшили точно такой костюм, как и футболистам. И предложили такие же, как и всем, желтые штиблеты. Но от штиблетов не в тон с костюмом Синявский, конечно, отказался — разыскал свои, довоенные.

Самолет совершил по пути следования посадку в Берлине на аэродроме Темпельгоф — динамовцев провезли по разрушенному, поверженному городу.

И вот наступил день — тринадцатое ноября, когда сквозь атмосферные разряды донесся голос Синявского.

Да, конечно, суперсерии, скажем, встреч с заокеанскими хоккейными профессионалами собрали у телевизоров многомиллионную аудиторию. Однако тогда, в сорок пятом, все было как-то ирреальнее.

Всё, во-первых, безоглядно доверились интерпретации событий, предложенной комментатором.

Потом на экраны кинотеатров вышел снятый хроникерами фильм о матче динамовцев с клубом «Челси». Но все происходившее в Лондоне по-прежнему" воспринималось через Синявского.