Во время чемпионата Сан-Паулу, когда нам часто

приходилось совершать переездь мы прибывали на стадион рано. Делалось это потому, что все маленькие стадионы не имеют ограждений, и мы вынуждены были прятаться. Естественно, что в раздевалке начинался обмен мнениями о предстоящем матче. Одни рассказывали о новом игроке, появившемся в команде соперника, другие — о возможном ходе поединка. Маленький Пеле, едва поставив свою сумку, просил нас его извинить. Потом вытягивался на скамье, закрывал глаза и погружался в глубочайший сон. Он просыпался лишь перед самым выходом на поле. и тут же забивал один или два гола.

Эта отрешенность, эта беспечность раздражала иногда некоторых игроков, возбужденных важностью предстоящей встречи. Иногда один из них, совершенно измученный, поворачивался к Жаиру и бросал:

—    Разбуди этого малыша, его храп действует мне на нервы.

Жаир спокойно говорил:

—    Нет, будить его я не буду. Поверь мне, хищнику нужно отдохнуть.

Зато некоторое время спустя, после того как Пеле забивал свои голы, наступал черед отдыхать всей команде «Саьтос».

ЕСЛИ ХОЧЕШЬ, МАЛЫШ, МОЖЕШЬ ВЫЙТИ

.И впервые Пеле ступил на желтый газон стадиона «Вилья Бельмиро», этого храма футбольного клуба «Сантос».

По правде говоря, все считали, что тренер «Сантоса» Лула  просто хотел доставить Вальдемару де Брито, своему старому приятелю, в прошлом игроку сборной, удовольствие и не желал его огорчать. Свидетели слышали в голосе огромного «технико» (так в Бразилии называют тренера команды.— Ред.) снисходительную усталость.

Вальдемар де Брито проделал 500 километров, которые отделяют Бауру от Сантоса, и нельзя было не удовлетворить его просьбу — посмотреть, как двигается при

везенный им негритенок. В конце концов дирекция клуба дала на это согласие.

«Ведь он, наверное, такой же мальчишка, как десятки других, которые ежегодно приходили показать себя в клубе,— думал про себя Лулу.— Еще один. Они уже устали от этих просмотров». Но Вальдемар де Брито, брат Петролино , очень настаивал. Он звонил из Бауру, так расхваливал по приезде в Сантос способности мальчугана, что невозможно было отказать парнишке в праве ударить по мячу.