На встречу с Шотландией (в субботу 25 июня) Феола, занятый поисками лучшей игры, а может быть, увлеченный воспоминаниями, призвал в центр защиты Беллини и Орландо: он вновь вызывал к жизни 1958 год, не замечая, что годы легли тяжелым грузом на плечи звезд.

Уж не холод ли парализовал бразильцев? Столкнувшись с мощной обороной шотландцев, они радовались, что вырвали ничью (1 : 1) и вылезли из этого дьявольского котла без серьезных травм. В течение всего матча Пеле, жестко опекаемый Бремнером и Маккинноном, старался не выделяться. Английский судья Финней, потворствуя грубости шотландских защитников, дал бразильцам образец тех «контактов», с которыми им придется соприкоснуться в Ливерпуле. Кроме того, звезды прошлого — Беллини и Зито и будущего — Герсон и Сильва были далеки от их обычной спортивной формы.

Сборная «зелено-золотых», находясь уже совсем рядом с британскими островами, отправилась в. Швецию. Туда, где ей когда-то улыбалось счастье. Что это, суеверие или паломничество? Вкус к путешествиям, оборачивающийся стремлением показать себя?

Призрак чемпиона 58-го года был готов к встрече. А на стадионе «Уллеви», вмещающем 50 тысяч, счастли

вые шведы жджддли посмотреть, наконец, на этих смуглых бразильцев, о которых так много слышали. Однако им не удалось увидеть в деле «одержимого» Амарилдо, у которого произошел разрыв мышцы. На месте левого края оставались только юный Эду (шестнадцать лет), которому Феола не доверял, и посредственный Парана, на которого он слишком надеялся.

Пеле утверждал:

Не было ли-это в устах Короля неким приговором? Встретившись с бледной командой Швеции, Бразилия, играя без вдохновения, одержала победу (3 : 2), хотя Беллини ужасно отяжелел, а бестолковый Парана получил, кроме того, травму. Рано созревший Тостао  забил два мяча, а Герсон провел третий. Пеле явно берег себя, но сумел выигрышно представить своего партнера Тостао, юношу с исключительными данными, не достигшего еще двадцати лет.

Поездка в Швецию, однако, не успокоила и не настроила оптимистически. Никто не открывал рта, но всеми владела мысль: «Кого отчислят еще?» Вскоре, в обстановке суда, был, наконец, объявлен приговор: вывести из состава Вальдира, Фонтана, Сервилио (который, однако, играл большую часть тренировочных встреч), Дино Сани и Амарилдо.