Место ребятам понравилось сразу, улица тихая. Они ждали, вытянувшись в линию, вдоль маленькой каменной лестницы. Дверь открыла жена Раимундо. Среднего возраста, черные глаза, скупой жест, мягкий голос. Вот в таком виде появилась донна Жоржина, которая должна была стать второй матерью Пеле.

—    Вот наша банда,— сказал Лула.— Клуб отвечает за своих игроков, можете не беспокоиться.

Она осмотрела одного за другим, не проронив ни слова.

—    Я знаю, что ваш муж спортсмен и вы привыкли заботиться о чемпионах,— продолжал Лула.— Им будет хорошо, я знаю.

Донна Жоржина кивнула головой. Они вошли.

—    А кто этот малыш? — спросила она, указывая на Пеле. щ

—    Это о нем я вам говорил,-— ответил тренер.— Признайтесь, было бы жалко отпускать такого симпатичного мальчишку в гостиницу или в какой-нибудь другой пансион.

—    Как тебя зовут?

—    Пеле,— ответил за него Лула.

—    Забавное имя,— сказала она, смеясь,— Пеле! Это же не имя. Но говори же или ты потерял язык?

У нее для каждого находилось доброе слово. Чувствовалось, что это очень славная женщина. Настоящая находка.

На следующий день, когда все собрались, едва Пеле появился к завтраку, как из кухни вышла донна Жоржина.

—    Пеле,— бросила она,— пойди и надень джемпер.

Ее тон не допускал возражения. Он тотчас же поднялся к себе в комнату, а когда вернулся, она спросила:

—    Ты любишь жирное мясо?

—    Да, я ем все.

—    Возможно, но зачем же все?! Я думаю о твоем здоровье, Пелезино, ибо я знаю, что ты значишь для бразильской команды, которая в следующем розыгрыше выиграет первенство мира.

Все сидящие за столом рассмеялись, и Пеле в том числе. Какая она была смешная, эта донна Жо!

—    Чемпионат мира будет в каком году? — продолжала она.

Пеле об этом сам ничего не знал.

—    В 58-м, через два года,— ответил кто-то.

Она задумчиво покачала головой:

—    Тогда ты обязательно поедешь, малыш Пеле.

Риоти помирал со смеху. Его мощный торс вздувал

желтую рубашку. Она задала еще один вопрос:

—    А где будут эти чемпионаты?

—    Где-нибудь в Европе, в Скандинавии.

—    Прекрасное путешествие,— мечтательно сказала она.— Мне всегда хотелось поехать туда.

Однако Дорваль не вытерпел:

—    Хотелось бы знать, удастся ли сегодня поесть или же вы будете продолжать нести вздор.