Разве вы не поняли позицию клуба?! Кто ему обеспечил выигрыш Кубка Бразилии в четвертый раз из семи розыгрышей? Пеле. Бот счет, который прекрасно объясняет «эгоизм» руководства «Сантоса». Мало ли кто у них просил одолжить центра нападения! Он им сам всегда нужен.

Король Пеле до такой степени отбивает охоту другим играть в футбол, что депутат Педро Алькантара потребовал в палате штата Сан-Паулу экспроприации Короля! В обмен на крупную сумму, которую получал «Сантос», Пеле должен был стать национальным достоянием, чтобы сильнейшие клубы могли пользоваться им по очереди, каждый по одному сезону.

Несмотря на это политическое вмешательство, Пеле остался в своей команде.

21 ноября 1965 года Бразилия предоставила возможность советской команде взять реванш на стадионе «Ма- ракана». После выигрыша 3 : 0 на стадионе В. И. Ленина «танцоры самбы» собирались продолжить победное шествие.

Команда поддерживала свой темп в течение часа и вела 2 : 0 после ударов Герсона и Пеле. Потом в результате ошибок вратаря Манги она позволила себя догнать. 2:2.

Таким образом, конец года для сборной оказался весьма грустным, несмотря на то, что «зелено-золотые» оставались непобежденными.

Вернемся, однако, немного назад, к тренировке, которая предшествовала встрече Бразилия — СССР. Во время учебной игры между основным и дублирующим составами Феола приказал дать пенальти в пользу команды Пеле. Затем он вышел на поле. Рядом с ним находился Педро Эскартин, президент судейской комиссии ФИФА. Толстый Висенте, еще более круглый, задыхающийся усталый, чем когда-либо, хотел знать, является ли небольшая остановка Пеле в момент удара правильной? Позволяют ли это недавние изменения в правилах игры?

Все смотрели, как Пеле разбежался, а потом на какое- то мгновение резко остановился в 50 сантиметрах от

мяча. и точно ударил в угол, противоположный тому, который вратарь выбрал для броска. Эскартин одобрительно кивнул головой: хорошо.

Для большей уверенности Феола попросил повторить маневр. Снова разбег, снова остановка, снова точный Удар.

—    Все правильно,— подтвердил Эскартин и ушел в сопровождении Феолы за линию ворот.