Вы знаете мотивы этого настроения: его драматическое отстранение от Кубка-62. И по сей день он перебирает в памяти то, чего был нечестным образом лишен на чилийской земле. Тогда Пеле потерял первый шанс подтвердить в расцвете физических сил свое господство, которое оспаривалось еще за границами «Мараканы» и «Пакаэмбу».

Его постоянные усилия выполнять различные гимнастические упражнения, его забота о поддержании нужного для формы веса, его прилежание в попытке улучшить свою несравненную технику, его оптимизм и активность даже в самых маленьких, не имеющих большого значения матчах—все это приводит к выводу, что он будет сражаться всеми своими мышцами, в том числе самой важной среди них — сердцем. Не знаю, преувеличиваю ли я, но мое глубокое убеждение, что Королю вполне по силам одному выиграть все шесть матчей этого Кубка мира». Так писал бразильский журналист.

Но в одиночку не выиграешь Кубка мира, даже если обнаруживаешь на каком-нибудь домике рядом со стадионом «Уэмбли» свой портрет двухметровой величины.

Бразилия победила Болгарию 2 : 0. Дорогая победа. Вытлачил  потребовал, чтобы оборона играла жестко, а Жечев прессинговал Пеле. Защитнику софийского «Спартака» удалось выполнить этот приказ.

Несмотря на «охоту», организованную на Пеле, он проявил себя самым блестящим нападающим, которому, увы, очень мало помогал угасший Алсиндо, явно не соответствующий важности встречи. Он словно слепой натыкался на могучий болгарский бетон в течение полутора часов, тогда как Пеле стремился обмануть и расстроить замыслы защиты соперника. Судья Ченчер допускал одну ошибку за другой. Серьезные, грубые судейские ошибки!

Парадокс: Рамсей высказал разочарование «командой Пеле», тогда как Феола выразил полное удовлетворение

своей сборной. Но как он мог основывать игру коллектива на гении одного единственного человека? Каков бы ни был его талант, Пеле будет автоматически обречен выносить на себе всю тяжесть игры против обороны, соперника, против ее агрессивности.

Почувствовав жесткую игру болгар, нужно было отправить в резерв Пеле или Гарринчу, даже обоих, предо хранив их от ударов. А свободное поле оставить, например, энергичному Жаирзиньо и гибкому Тостао. А потом оба маэстро вернулись бы в строй спустя три дня в игре с Венгрией, проповедующей атакующий футбол, который дает возможность сопернику проявить себя.