Вальдемар остается крупной фигурой в бразильском футболе. Его уважают за человечность и помнят как популярного игрока сборной. Он и сегодня приехал, не имея никакой корысти. Тренер «Санъоса» прекрасно это знал. Только добрая воля и дружба с президентом клуба Атие Жорж Кюри толкнули его в эту далекую футбольную экспедицию. Он не имел ничего общего с теми импрессарио, которые носятся по Бразилии, готовые на все, только 6&i заработать. Его же интересовала судьба мальчишки («Малыш талантлив, и я решил ему помочь. Да и семья его стоит этого, она бедная»).

Тренировка продолжалась. Лула повернулся к Вальде- мару и Пеле, неподвижно стоявшим у боковой линии, и бросил:

—    Эй, малыш1 Ты можешь немного выйти на поле, если хочешь.

Хотел ли он? Да ведь ради этого и приехал! Целую ночь трясся на деревянной скамейке поезда для того, чтобы принять участие в тренировочном матче.

Со всей пылкостью своих шестнадцати лет Пеле страстно желал блеснуть, но в этот день ему, как назло, ничего не удавалось. В голове было пусто, ноги одеревенели.

Матч пролетел незаметно. Сжавшись, Пеле думал о том, что еще будет время исправить свои оплошности. Страх владел им, ужасный страх новичка.

Пеле ушел печальный и разочарованный. Он вспомнил длительное путешествие, такое дорогое и утомительное, наивные мечты и надежды, которые его семья связывала с «Сантосом». Увы! Взамен лишь короткое, жалкое по

явление на поле. Он сел на скамейку в раздевалке, наполненной запахом разгоряченных тел, и слушал веселые возгласы. Вальдемар де Брито, который догадывался о его мыслях, сел рядом, улыбаясь.

—    Ну, видишь, все не так уж страшно.

—    Я никому не понравился.

—    Что ты придумываешь? Лучше иди под душ, чем говорить глупости.

Душевая была полна смеха и пара, черных и белых голых тел. Их крики звенели в голове маленького Пеле, перед глазами которого как бы прокручивался фильм о прошедшей тренировке.