Пеле не поехал на Ближний Восток, а остался в Риме, чтобы принять более эффективный курс лечения, и вскоре после этого поменял «зелено-золотую» майку этой хромающей сборной на другую, совершенно белую — сантовскую. Но его дела в родном клубе шли не лучше, чем в сборной. Голова, сердце, мышцы и нервы были отравлены круглым мячом. Каждый матч, казалось, длился три часа. Ребята играли, как в агонии. Пеле, хотя и неважно себя чувствовал, время от времени бросался в гущу схватки, скорее для того, чтобы поднять угрожающе низкий моральный дух своих товарищей, чем совершить подвиг, который был выше его физических возможностей.

Вторая итальянская кампания, второй кошмар. Наконец испытания закончились, и бразильцы возвратились к себе, чтобы зарубцевать раны.— быстро, за несколько дней, так как начинался чемпионат.

Пеле с момента своего появления в «Сантосе» играет

в среднем 100 встреч в год. В свои двадцать пять лет он принял участие в большем количестве матчей, чем любой европейский игрок, достигший тридцати лет. Но, несмотря на молодость и крепкий организм, его нельзя считать все-таки машиной. Он даже подумал об отставке, так подводя итоги сложившемуся положению:

—    Когда мы возвращаемся из турне, я задумываюсь иногда: а может быть, в один прекрасный день я заявлю во всеуслышание о том, что хочу оставить футбол. Мое имя и положение кажутся мне на сегодняшний день достаточными. После Италии я чувствовал себя очень усталым, обессиленным. Некоторые из тех, кто окончательно потерял голову, воспользовались этим, чтобы попытаться втянуть меня в бессмысленные авантюрные поездки. Сумасшедшая история! К счастью, благоразумие ко мне быстро вернулось, и я смог подвести под этим черту.

Слишком насыщенная программа, бесчеловечные руководители. Все эти чемпионаты, турниры, путешествия, которые в конечном итоге всегда выливаются в важнейшую встречу, в финал на высшем уровне, приводят все чаще и чаще к тому, что Пеле оказывается растерзанным на куски в часы решительного броска. Вспомните 1958 год в Швеции, 1962-й в Чили, 1963 год на «Маракане» во время бурного финала «Милан» — «Сантос». Чуть не сорвавшись во время одного ответственного соревнования, он не смог участвовать в двух других.