Как в дни великих сражений, на «Маракану» прибыла огромная торсида, чтобы присутствовать на финальной встрече. Борьба быстро достигла высшего накала. Это был день суперфутбола, полного технического совершенства. Итог — еще одна ничья, 1:1.

Когда свисток судьи известил об окончании матча, среди покрывшихся пятнами от пота маек, которые направлялись через туннель в раздевалку, была майка Пеле, вчерашнего тщедушного Дико, провинциального мальчишки, ставшего самой большой надеждой Бразилии.

В то время Рио-де-Жанейро еще являлся столицей Бразилии. Именно здесь, на «Маракане», этом гигантском стадионе, и нигде больше, ковалась известность. Так произошло и с Пеле. За играми Кубка «Морумби», в котором он только что принимал участие в составе «Сантос» — «Васко да Гама», внимательно следил Сильвио Пирилло,

тренер КБД  Ибо перед Кубком Рока  просматривали всех игроков, которых можно было включить в состав национальной сборной. Там существовал добрый обычай не интересоваться ни возрастом, ни именем приглянувшихся игроков. Выдающихся звезд и нетитулованных талантливых незнакомцев — всех помещали в одну корзину. Речь просто шла о том, чтобы лучшие доказали свое превосходство.

Так вот, после третьего матча турнира Сильвио Пирилло, официальное око конфедерации, перечитал свою записную книжку. Там находилось большое число имен, но не было того, которое он искал. Тогда Сильвио быстро записал: «Пеле».

Новость прилетела в «Сантос» в одно прекрасное утро и разнеслась, словно пороховая вспышка. Для участия в Кубке Рока КБД вызывал Зито, Дель Веккио, Тите, Урубатано и. Пеле. Весь дом донны Жо был необычайно взволнован. В комнатах творилась настоящая революция. В то время как по радио гремела модная музыка, все живущие в пансионате гонялись по коридорам за Пеле.

—    Малыш в сборной! Малыш в сборной! — кричали они хором.

Пеле удалось удрать. Перепрыгивая через четыре ступеньки каменной лестницы, он выскочил во дворик и бросился к центральному телеграфу. Там он двадцать минут говорил с отцом. Повесив трубки, тот и другой заплакали от радости. Неожиданность потрясла Дондино. Он играл столько лет, он хлебнул столько горя из-за колена и не мог представить, чтобы так легко можно было попасть в сборную, да еще в семнадцать лет. Его Дико — в компании самых великих игроков Бразилии!