Акт I, сцена 1 будущего чемпионата мира. Объявлен распорядок дня: 7.30 — подъем, 8.00 — завтрак, до 11.00 — медицинское обследование, массаж, 12.00— обед, с 13 до 18.00 — свободное время, 19.00 — ужин, 22.30 — отбой.

Наступил час длительных пробежек по пустынным до

рогам. Пеле обожал бегать вместе с этой ватагой, беззаботной, словно дети на каникулах, которая забавлялась в течение всего дня. Он чувствовал себя полным энергии и мог еще часа три носиться по свежему ветру, дующему с равнины. Вскоре свободное время во второй половине дня отменили. Перешли к серьезным вещам. Это пришлось кстати, ибо отдых и обильная пища увеличили вес Пеле на килограмм, и Гарринча прозвал его «Чита». Пауль Амарал, лысый тренер, который впоследствии работал с «Флуминенсе» , руководил физической подготовкой. В Бразилии знает каждый, что это такое: бег, прыжки и упражнения до тех пор, пока парни не могут уже держаться на ногах.

Начались прикидочные матчи. Пеле играл со знаменитостями, рядом с Диди и Нильтоном Сантосом , и его уверенность в своих силах все больше возрастала.

В Араксе, втором городе, принявшем «Сантос», Пеле перешел в запас. Тренер Феола уже устал повторять журналистам:

—    У нас нет ни знаменитостей, ни запасных, а есть участники сборной, озабоченные тем, чтобы привезти Кубок мира.

Но и Пеле думал об этоме меньше. В Араксе полусредний «Фламенго» Моасир, с рыбьим лицом, блистал тысячью огней, и уже многие видели его на месте Диди. Последний, еще более благодушный, чем когда-либо, бросил свою знаменитую фразу: «Тренировка — это тренировка, а матч есть матч». Формула, которую потом подхватили многие для объяснения своего «я» в футболе.

Первая серьезная встреча — подготовка к «кампании-58» — состоялась на «Маракане». Играли с Парагваем. Пеле и его друг Зито, оставшись за линией ворот, подбадривали своих товарищей, играющих легко и непринужденно. К концу первого тайма они вели 3 : 0; Диди руководил спектаклем в центре поля.

Спустя немного времени после возобновления игры Дида (это другой футболист с похожей фамилией.— Ред.), центрального нападающего «Фламенго», сбили. Массажист Марио Америко вихрем промчался по полю, даже не получив разрешения судьи. Но не стал извлекать один из таинственных пузырьков, которые он носил в многочисленных маленьких карманчиках своего пояса. Марио наклонился, выпрямился, скрестил руки перед лицом.