Я не считаю, что знаменитый аргентинец чувствовал себя на поле слишком вольготно. Кстати, если раньше — несколько лет назад — его опекунам надо было следить за Марадоной в основном на передней линии, то в Италии все обстояло иначе. Он буквально затаскал меня по всему полю — даже в своей штрафной, как вы помните, появлялся. И самоотдачей своей он создавал в команде тот психологический фон, который, считаю, и помогал аргентинцам держаться на плаву: каждый из них, глядя на премьера, старался прыгнуть выше головы. И все равно мы по игре ни в чем им не уступали — это мое твердое убеждение.

—    Тогда чего же не хватило для результата? Своего Марадоны?

—    Да, конечно, отсутствие лидера сказалось, не могло не сказаться. Не нашлось у нас игрока, который смог бы приподняться выше какого-то общего уровня — причем не столько даже в чисто игровом, сколько в психологическом плане.

—    Как вы думаете, это было связано с той негативной обстановкой в команде, о которой мы наслышаны от тренеров?

—    Вы знаете, я как-то не чувствовал у нас особого раскола. Все, поверьте, работали на совесть, хотели, жаждали, горели. Мы выполняли конкретную программу конкретного тренера, честно и убежденно выполняли, а такие действия всегда больше сплачивают, нежели разобщают.

—    Но те же «иностранцы» выслушали после первенства, и даже в ходе него немало претензий в свой адрес.

—    На мой субъективный взгляд, основная вина наших «иностранцев» в том, что они слишком быстро успели

привыкнуть к хорошему. Поиграли всего-то сезон-другой за границей и уже делают большие глаза, когда сборную команду Советского Союза экипируют перед чемпионатом мира тренировочными костюмами разного цвета. Мы-то привычные, подумаешь, лишний раз утремся, а для них это уже немножко диковато. И как граждане, считающие себя свободными, позволяют и голос свободно свой подавать, что не всем нравится. (Попробовал бы кто сборную Италии, к примеру, так вырядить — вы представляете себе резонанс?) Дальше пойдем — на Западе если уж обещают конкретные деньги за конкретную работу, то их же и платят. Нет там почему-то вариантов типа «вы нас не так поняли, мы вам кое-что забыли сказать». Ребятам просто есть с чем сравнивать, и в этом они действительно отличны от нас. Но чтобы они своими действиями или даже разговорами вносили какой-то раскол — нет, этого не было.