Кроме того, в стремлении проявить себя игроки потратили значительную часть энергии на выяснение финансовых вопросов. Президент федерации футбола Бразилии Рикардо Тейксейра еще в апреле обещал, что все вопросы заработка и премий будут решены до начала чемпионата, но это обещание, как и многие другие, осталось невыполненным.

Впервые финансовые разногласия появились еще в ходе подготовки к чемпионату, когда игроки потребовали больших процентов от получаемой федерацией суммы за рекламу фирмы пепси. Этот контракт приносил федерации миллион долларов в год. Свой протест против существовавшего распределения средств игроки продемонстрировали, сфотографировавшись всей командой и закрыв руками эмблему пепси на костюмах. Потом последовала попытка перевести все в шутку, но зерна конфликта остались в почве, и ростки появились через месяц в Италии, когда подружка Таффарелы заявила в интервью, что некоторые игроки все еще были недовольны тем, что кто-то получал больше них.

Но игроков беспокоили не только вопросы премиальных. Многие из них решали в Италии и другие задачи — продление и заключение новых контрактов с европейскими клубами. Роча встречался с представителями «Фиоренти- ны», Алдаир решал вопросы, связанные с переходом из «Бенфики» в «Рому».

Нетрудно представить, что боевой дух в бразильском лагере был весьма далек от идеала. Конечно, были и приятные исключения — Карлос, Акасио, Таффарел, Мау- ро Галвао, Рикардо Гомеш, Мазиньо, Бранко, Балдо, Бисмарк и Тита. Но в целом в команде царил дух «салвар се кен пудер» — так в Бразилии звучит поговорка «каждый за себя». С таким настроем бразильцы не нуждались в конкурентах.

Лазарони сам критиковал футболистов, хотя и не называл имен. На первой пресс-конференции по возвращении в Бразилию (Лазарони скрылся через боковую дверь аэропорта в Рио и на шесть дней заперся в своей квартире прежде, чем давать какие-либо интервью) он сказал, что в команде была нервная обстановка накануне матчей, так как некоторые игроки ставили личные интересы выше командных и вели себя недостойно.

По иронии судьбы именно Лазарони в апреле говорил, что создание благоприятного морального климата в команде — его главная задача. «Это, возможно, важнее правильной тактической схемы», — говорил он. По возвращении в Бразилию он признал, что выполнить свои планы ему не удалось.