А прежде чем сказать «Б», надо было, очевидно, сначала сказать «А».

Вот этот аргумент оказался уже куда более действенным. Возможность «сделать» эту надменную Европу не только на уровне сборных, то и на уровне клубов, соблазнила гордых южноамериканцев всерьез. Заседание исполнительного комитета КОНМЕБОЛ 1958 года поставило вопрос об учреждении (или, если хотите, возрождении на регулярной основе) аналога Кубка чемпионов в Новом Свете. Но он както потерялся среди других животрепещущих тем, и его обсуждение отодвинули на следующий год.

Но и в 1959м выработать правила соревнования не удалось. Одобрено оно было только на встрече чиновников в Монтевидео 18 февраля 1960 года. Турнир по аналогии с европейским назвали Кубком Южноамериканских чемпионов.

Наибольшую пробивную мощь в этой затее выказали президент Перуанской федерации Теофило Салинас Фуллер и его

коллега из Бразилии, будущий президент ФИФА Жоао Авеланж. равным аргументом их риторики было то, что Кубок Южноамериканских чемпионов позволит нациям региона сплотиться, стать ближе друг другу. Об экономической стороне при этом старались както умалчивать, памятуя о том, что предыдущие эпизодические попытки (пусть и более спонтанные, хаотические и менее глобальные чем эта) интернационализировать клубный футбол Старого Света часто давали негативный эффект: матчи заканчивались драками, а клубы тратили больше на разъездах, чем приобретали со стадионных сборов.

Но Кубок Южноамериканских чемпионов был в итоге благополучно запущен, и самый первый матч в его рамках состоялся 20 апреля 1960 года на буэносайресском стадионе «Ура- кан» между «СанЛоренсо» и «Байей». Хозяева, атаку которых возглавлял знаменитый бомбардир Хосе Санфилиппо, убедительно выиграли 3:0. Публики на стадионе собралось всего 6 650 человек это количество заставило чиновников озабоченно покачать головами. Неужели и это детище умрет, едва родившись?

К счастью, опасения быстро улетучились. Ближе к финалу и на самом финале на стадионах стали уже отмечаться если не аншлаги, то близко к ним рубеж посещаемости 4050 тысяч стал делом привычным. Кубок Южноамериканских чемпионов, к радости его создателей, зажил. И зажил такой полнокровной жизнью, что они сами удивлялись.