Через «сито» юношеских чемпионатов мира в Канаде (1987), Шотландии (1989), юниорских: Чили (1987), Саудовская Аравия (1989), финального турнира Сеульской олимпиады, многочисленных отборочных матчей, ФИФА «просеяла» огромное количество судей, вызывая некоторых по нескольку раз на эти финальные турниры, давая возможность приобрести столь необходимый опыт судейства международных игр команд разных стилей, исповедующих разную манеру игры и выполнения тех или иных технико-тактических приемов.

Я не случайно привел здесь полные имена, фамилии и даты рождения арбитров. Многих из них наши любители футбола давно и хорошо знают, а возрастные данные дадут им пищу для сравнительного анализа. Как видно из приведенного списка, самым «старым» на чемпионате был англичанин Куртней — 49 лет, а самым молодым, «бэби», как мы среди себя его звали, — Петер Миккельсен из Дании. Самым же опытным по стажу судейства — швед Фредрикссон, за плечами которого было два финала чемпионатов мира 1982 и 1986 годов, а также француз Вотро и уругваец Карделино. Всего же 14 из 36 арбитров участвовали в судействе финальных игр мировых первенств. Всеми приведенными фактами я хочу подчеркнуть, сколь скрупулезно ФИФА отбирала арбитров, бережно относясь к ветеранам и довольно смело выдвигая молодых.

Кстати, во многих странах этот принцип отбора получил неоднозначную реакцию. Наряду с радостью и гордостью за своего представителя высказывались мнения и в пользу его оппонентов, причем с немалым количеством веских аргументов. Так, насколько я знаю, было с судьями от Австралии, Австрии, Польши, Чили, Эквадора, Колумбии, Дании, ФРГ, Северной Ирландии, Югославии, Шотландии, Швеции. Но во всех этих случаях у ФИФА доводов в пользу своего решения находилось больше.

Вы знаете, что и моя кандидатура не всеми в нашей стране воспринималась с радостью. Основанием для этого послужил, насколько я могу догадаться, не слишком удачный для меня сезон 1989-го, когда огромный вал забот президента Всесоюзной коллегии судей привел к своеобразному психологическому и физическому истощению и я не смог по результатам года попасть в число десяти лучших судей страны. Правда, в «десятку»-то я бы все же вошел, но президиум ВКС решил тогда ограничиться списком из восьми человек, которые относительно других ошибались в сезоне меньше.