Не могу не сказать о судействе. Всю свою футбольную жизнь я был и остаюсь ярым противником грубой игры. Но когда обслуживающие чемпионат арбитры, наделенные ФИФА, по существу, неограниченными полномочиями, принялись буквально убивать игру разноцветными карточками, это вызывало у меня уже чувство протеста. Видимо, должен существовать какой-то баланс в нашей игре, и неограниченную власть кого-то над кем-то допускать не следует — здесь я вполне могу понять рыдавшего после финального матча Диего Марадону. И я боюсь, как бы не принялись на ближайшие годы «сушить» игру судьи в нашем внутреннем первенстве — ведь действия их коллег,

зарубежных арбитров, получили, как известно, от президента ФИФА весьма лестную оценку. Лично меня такая тенденция весьма и весьма настораживает.

Валентин Иванов:

—    Мы лишний раз, наверное, убедились в том, сколь значим в сегодняшнем футболе результат. Если на первом этапе некоторые команды, такие, как ФРГ, Бельгия, в меньшей степени — Италия, позволяли еще себе роскошь поиграть в футбол, то во второй фазе первенства его величество результат уже полностью владел всеми помыслами и стремлениями всех без исключения команд-участ- ниц. (Хотя нет, одно исключение, пожалуй, было — бразильцы, но им словно показательно не повезло.)

А ставка на результат предполагает борьбу, самоотверженность, футбольную выдержку, но уже не собственно игру. И такой подход особенно рельефно продемонстрировали нам новые чемпионы мира. В начале первенства кроме отлаженных игровых взаимодействий бросалась в глаза и отменная их физическая подготовленность. По мере продвижения к финалу команда заметно сдала в «физике», но продолжала биться буквально за каждый мяч. Игра у нее была уже не столь яркой, обеспечение результата давалось с большими потугами, но Беккенбауэр и его сборная, казалось, были готовы к не слишком благоприятному для них повороту событий и демонстрировали такую волю к победе и самоотдачу, что соперники всякий раз просто подавлялись ими. И каждый матч выдвигал новых героев. Вспомните, к примеру, как Клинсманн, оставшись после удаления Феллера в одиночку на острие атаки, просто растерзал оборонительные порядки голландцев. Сам при этом выложился предельно, но результата достиг.