Между тем дела у команды шли так себе. Сезон 1988/89 года «Юве» закончил на 4-м месте, отстав от чемпиона, «Интера», на 15 очков. Верхи клуба это дело простили, но попросили яркого успеха в сезоне предстоящем. И тогда Дзофф сказал: Скиллачи! Я думаю, что выбор тренера «Юве» основывался не только на том, что он увидел в Скиллачи бомбардира и для высшей лиги. Он выбрал человека, отношение которого к игре и к жизни во многом отвечало взглядам Дзоффа. И Тото понял это и оценил. Во всяком случае, о Дино он говорил и говорит только тепло.

Дзоффу не хватило какой-то пары месяцев. Поначалу игра не очень пошла, но к середине сезона пришла стабильность: регулярно забивал Скиллачи, «Юве» уверенно продвигался вперед в Кубке УЕФА, стал финалистом кубка Италии и лишь в чемпионате, растеряв на старте чуть больше очков, чем можно было наверстать, уже вряд ли мог претендовать на первенство. Это-то и решило судьбу тренера. Его не изгнали, нет. Просто в июне 90-го заканчивался контракт и ему дали понять, что продлен он не будет. И как нарочно, пошла игра, пошли победы. Чернобелые выиграли и европейский кубок и свой, да и в первенстве Италии оказались не в позорной компании, разделив третье-четвертое места с экс-чемпионом «Инте- ром». Скиллачи при этом успел собрать коллекцию из 15 голов и стал четвертым в списке результативных форвардов, уступив только ван Бастену (19), Баджо (17) и Марадоне (16).

Дзофф уходил не как побежденный. Огромная рать болельщиков «Ювентуса», до самого последнего момента верившая в то, что Дино останется, вывешивала во время матчей плакаты с надписью «Дино — с нами». Ну а когда все же пришел момент прощаться, в последней игре «Юве» против «Фиорентины» в финале Кубка УЕФА, плакатная надпись из двух слов буквально укрыла целую трибуну. Буквами пятиметровой высоты было написано: «Спасибо, Дино».

Он ушел. Скиллачи остался.

Тото многого добился за год в Турине. Но не столько, чтобы считать место в основном составе сборной забронированным. Вичини упрямо верил в дуэт Виалли — Кар- невале. Но когда целая серия товарищеских игр обернулась голевой засухой, когда общественное мнение и печать все настойчивее призывали главного тренера сборной попробовать в деле сицилийского самородка, Вичини, очень не любящий вносить коррективы в намеченный костяк команды, наконец решился.