О, то был бы уникальный состав! В одной команде сошлись бы два главных действующих лица, два самых

ярких, на мой взгляд, героя минувшего чемпионата мира, который, в отличие от предыдущих, не выдвинул в непререкаемые лидеры планетарного футбола новых имен, как в бытность Пеле или Эйсебио, Беккенбауэра или Круиффа, Платини или Марадону. Но зато он выявил и символически как бы закрепил общность судьбы двух футбольных долгожителей по воображаемой оси Лондон — Яунде. Да, Милла и Шилтон, Шилтон и Милла: 38-летний африканец и отсчитавший 40 годков питомец родины футбола. Они и впрямь стали открытиями 1990 года. И не потому вовсе, что кое-кто из советских комментаторов пишущей и электронной прессы неожиданно поторопился причислить давно и широко известного камерунского спортсмена едва ли не к новичкам-дебютантам. А в силу того, что сродственность предназначения и схожесть манеры самовыражения обоих ветеранов, мне кажется, исчерпывающе отразилась в мысленном обращении к каждому из них большинства землян, переживавших ошибки этого лукавого футбола на Апеннинах прошедшим летом, в словах: «Спасибо, старина!»

Спасибо за игру, за мастерство, за высокий дух. За необманутые надежды на вечно ускользающую мечту о том, чтобы молодость, черт побери, длилась, иногда хотя бы, бесконечно. Ведь они порой нас убеждали в этой недостижимой возможности.

Клыки «Неукротимых львов»

Когда в тот телевизионный вечер по случаю 50-летия Пеле вновь увидел среди недавних участников мирового первенства этот длинный крепкий торс на узловатых ногах, эти покатые плечи, этот широкий африканский лоб и этот скрадывающий скорость текучий бег, то вспомнил по вполне, впрочем, закономерной ассоциации, как неким ясным днем, порядком лет тому назад.

—    Ты хочешь стать нарушителем границы? Нет? Тогда разговаривай со мной, иначе задремлю и вкатимся мы прямехонько в «португальскую» Гвинею (ныне Республика Гвинея-Бисау. — И. М.), она рядом. И это будет первая, но не самая большая неприятность, что ждет нас там. Верно?

Так рассуждает Юсуф, наш горластый и разбитной водитель, который сидит слева от меня за баранкой грузовичка. Саванна, монотонная, как линованная тетрадь, плы

вет мимо; сухая, безмятежная, затопленная масляной густоты солнцем.

 

Нет комментариев

Вы можете быть первым.

Оставить комментарий