Одним из тех своих финтов, после которых соперник сожалеет о том, что решил играть в футбол,

обыграл защитника, затем рывком ушел от другого, устоял, несмотря на жесткий прессинг, обыграл третьего и, уже падая, отправил мяч туда, где в бразильской обороне зияла огромная плешь и куда, распустив по ветру кудри, рванулся Каниджиа. На то, чтобы отыграться, бразильской сборной десяти оставшихся минут не хватило.

Итак, как же все-таки это могло случиться?

ЧП в Турине можно объяснить однозначно. Десять опытных полевых игроков бразильцев так ничего и не смогли поделать с соперником, потому что в их рядах не нашлось. Марадоны. Полубольного и битого, но Марадоны. Не нашлось маэстро, который мог бы одним росчерком своей игровой гениальности создать маленький шедевр вроде того, что сотворил Диего.

Популярности это аргентинцам, впрочем, не добавило. Если прежде итальянская публика относилась плохо к Марадоне и так себе к его команде (не считая Неаполя, разумеется), то после туринской победы стали относиться плохо к обоим.

В десятках репортажей, корреспонденции и отчетов из Италии можно было постоянно слышать и читать такую оценку игры аргентинцев: одна из самых тусклых команд, которой невероятно везет. Это близко к истине, хотя без искусства Марадоны, чудовищной реакции Гойкоэчеа, стремительности Каниджии, трудоспособности Бурручаги никакое везение, вероятно, не вывело бы ее в финал. Но, по-моему, это не повод для осуждения. Команда играла как умела и делала то, что позволяли ей соперники. И не аргентинцев надо упрекать в том, что они далеко пошли, а их соперников, которые, хотя и играли лучше, постоянно расписывались в собственной слабости, а бело-голубые шли дальше к цели. Команда боролась в каждом матче с полной выкладкой, выставляла из турнира соперников более интересных.

И вот уже пройден югославский барьер: борьба была равной, хотя югославы смотрелись приятнее. И дошли аргентинцы до пропасти, до Неаполя, до сборной Италии, где никакие чары помочь уже не могли, потому что все ждали и хотели победы итальянцев, не очень-то даже пытаясь оценить их соперников.