Так получилось, что, пожалуй, после воспоминаний Т. Бахрамова о судействе им на чемпионате мира в Англии в 1966 году наши арбитры не делились своими радостями и печалями в широком кругу. Поэтому мне хотелось бы вместе с любителями футбола еще раз окунуться в неповторимую атмосферу жаркого итальянского лета и взглянуть на футбол под несколько непривычным ракурсом — с точки зрения представителя бесстрастной Фемиды, в надежде на то, что это и познания болельщиков несколько расширит, и товарищам моим, коим повезет попасть на судейство соревнования лучших команд планеты, поможет в будущем увереннее ориентироваться в нашей судейской «кухне».

Последние два чемпионата мира с особой остротой поставили вопрос о качестве арбитража. Почему именно они? Почему раньше этой проблемы как будто не видели, не замечали, а сейчас вот она встала так остро? Неужели судьи так отстали от развития футбола?

Суждений здесь много: и что футбол ушел далеко вперед, и что правила несовершенны, и что плохо готовятся к играм и не успевают следить за ходом игры и многое другое. Наверное, с некоторыми из этих доводов можно и согласиться, хотя главные причины, на мой взгляд, в них до конца не раскрыты. Ясно одно: не судейство на конкретном чемпионате мира нуждается в каких-либо изменениях, за что так бился генеральный секретарь ФИФА И. Блаттер; нужны коренные преобразования всей судейской системы — подготовки, обучения, отбора арбитров, их форм взаимодействия с организациями, проводящими соревнования, и самих правил.

Эта мысль подтверждается критикой и недовольством действиями арбитров во всех практически странах, в том числе и у нас. Причем на всех уровнях рассуждений становится ясным, что социально-политическая значимость футбола возросла, отсюда и значительное увеличение материального вознаграждения игрокам. Если раньше говорили, что «бедные (чернь) играют в футбол, а богатые его смотрят», то теперь все обстоит наоборот.

Еще одна любопытная, по-моему, статистическая выкладка. Несколько лет назад, когда класс команд в нашем футболе был существенно разным, число побед с разницей в два и более мячей составляло порядка 80 %. Сегодня же таких результатов — лишь 15 %. Видите, насколько большую вероятность имеет сегодня стать результативной любая из ошибок арбитра?