На экранах телевизоров хорошо было видно, что В. Хидиятуллин сыграл рукой в метре от штрафной площади, но Корделино тем не менее назначил пенальти, который румыны реализовали. Райт, напротив, не дал очевидный пенальти за Донадони при счете 0:0 в ворота австрийцев. Хорошо еще, что игра выручила бразильца: итальянцы все же забили победный гол. Тем не менее минорная запевка была дана.

Мы много дискутировали в своем кругу о назначении злополучного одиннадцатиметрового в нашей игре. Важно было уяснить себе разграничение функций главного судьи и его помощников — для того, чтобы согласованными действиями они могли бы принимать правильные решения. И решили, что в том эпизоде основная вина за ошибку ложилась на судью на линии, так как по рекомендации судейского комитета главный судья должен брать на себя функции определения самого факта нарушения правил, а линейный — помочь ему в спорных ситуациях определить его место. Для арбитров нашей страны такое «разделение труда» несколько непривычно, поскольку нас всегда учили, что за все на поле, в том числе и за правильность определения положения «вне игры» отвечает главный судья. ФИФА же, вполне резонно замечая, что футбол стал значительно быстрее, и понимая, что главный судья просто не в состоянии самостоятельно определять положение «вне игры» и место нарушения игроков защищающейся стороны при быстрых атаках, возлагает всю ответственность по этим моментам на судью на линии.

Кстати говоря, судейство боковых арбитров так до конца чемпионата и осталось нерешенной проблемой. И хотя еще в Тиррении руководители ФИФА настоятельно советовали всем судьям отсудить в своих национальных чемпионатах минимум по пять игр в качестве боковых арбитров, видимо, отсутствие прочных навыков сиюминутной практикой не компенсируешь. Ошибок у линейных и в дальнейшем было предостаточно, и, видимо, не зря ФИФА в настоящее время думает изменить систему отбора судей на финальную часть чемпионатов, включив в нее по три арбитра из одной страны, причем с твердой специализацией каждого из них.

Но вернемся в Италию. С замиранием сердца ждали мы, тридцать шесть человек, сообщений руководства ФИФА о судейских назначениях. Причем часто газеты сообщали об этих решениях быстрее, нежели мы получали официальную информацию.