Примерно такую же оценку дал чемпионату в Италии француз Мишель Платини, который считает, что он был серым и скучным. Еще дальше пошел в своих оценках его соотечественник Жюст Фонтэн, установивший не побитый никем рекорд результативности (13 мячей) еще на чемпионате мира-58. В беседе с корреспондентами ТАСС он сказал, что «если бы победили аргентинцы, то для футбола наступила бы смерть». Досталось и победителям — футболистам сборной ФРГ. В местной прессе их игру в финале с аргентинцами называли блеклой и отнюдь не считали это неожиданностью. Отмечалось, что утрата формы сборной ФРГ произошла во встречах со сборными Колумбии, Чехословакии, Англии.

Разумеется, подобные высказывания в прессе — это не истина в последней инстанции. И сами игроки сборной ФРГ отнюдь так не считали, не говоря уже об их тренере Франце Беккенбауэре, который на послематчевой пресс- конференции сказал, что никто, кроме его команды, не

заслуживал победы на чемпионате мира в Италии. «С самого начала турнира наши футболисты демонстрировали игру высочайшего класса, — заявил он. — И в финальном матче все девяносто минут мы имели ощутимое преимущество, хотя не могли его реализовать. Я сожалею лишь о том, что мяч был забит не с игры, а с пенальти. Однако мы переиграли соперника, который стремился разрушить игру. Это печально».

О судействе на чемпионате мира. Скажу лишь о том, что мне удалось побеседовать с некоторыми нашими известными арбитрами сразу же после матчей в Риме, Неаполе и Бари. Суть этих бесед сводилась к тому, что судейство и заключительных кубковых игр чемпионата проходило с очень большим числом ошибок. Наши известные арбитры Валентин Липатов, Микелис Рубенис разводили руками: мол, мы на своих судейских семинарах, в работе с молодежью крайне редко сталкиваемся с такими ошибками, поскольку их не допускают даже судьи-новички.

А. Г. Впервые был на чемпионате мира, и поразило прежде всего громадное несоответствие высокого организационного обеспечения, потрясающего зрительского интереса со средним уровнем того, что происходило на поле. Два-три матча, которые запомнились высокой скоростью, умными действиями обеих команд, прекрасным техническим исполнением, разумной тактикой, драматизмом борьбы — не маловато ли это для месячного турнира, состоявшего из 52 встреч?