Большой Джек на своей последней пресс-конференции сказал: «Мы уходим, но верю, что никто не упрекнет нас в том, что мы не выложились полностью. Я рад за Ирландию, за то, что ее люди получили так много радостных минут от нашего выступления в Италии».

В знак полного согласия ему зааплодировали.

Да, наступал июль, и ирландцы уезжали. Но в компании, которой нельзя было стыдиться.

Вместе с ними закончили итальянскую одиссею югославы, чехи и самая, пожалуй, удивительная команда чемпионата, которая потрясла футбольный мир — Камерун. И в ней Милла.

Милла — 7 баллов

Аксиома: итальянцы, и не только они, в результате чемпионата мира по футболу стали лучше знать такой предмет, как география.

Потому что всех интересовало, где находится страна, которая впервые в истории привела Африку в четвертьфинал и едва — и то лишь во многом из-за собственной неопытности — не преодолела забор, за которым находится мировой футбольный рай.

Итальянцы, кроме того, и не только они, значительно развили свой речевой аппарат. Это только вначале, чтобы выговорить фамилию «Непомнящий», им надо было предварительно произвести профилактику в виде принятия внутрь лимонной кислоты пополам с винным уксусом, а по произнесении запить чентербой — самым пахучим своим напитком крепостью 72 градуса и настоянным, судя по названию, на ста травах.

Но все равно и в этом случае «Щ» не произносилось.

Спасибо тебе, Камерун!

Итальянцам ты принес радость сенсационного хода чемпионата и возможность поболеть против аргентинцев.

Африке ты дал престиж.

Англичанам — уверенность в своих силах.

А нам — подтверждение того, что советский футбол все равно один из лучших в мире.

Но об этом — потом.

Сначала миланцы и гости шли на матч открытия и дружно сожалели, что жребий в напарники чемпиону мира дал Камерун. Да, сыграли 8 лет назад три игры в Испании без поражений и без побед, но это прошлое.

И вдруг — переполох, Давид уложил Голиафа.

Кто? Мфеде, Бийик, Эбвелле, Маканаки, Мбоу, Йом- би. Бог мой!

Да еще этот, как его. Не-по-ми-на-си!

Из всей камерунской делегации знали и выговаривали только два имени — Милла и НКоно. Оба участвовали в испанском чемпионате мира и оба были там на первых ролях. НКоно вдобавок довел итальянских форвардов до исступления своими прыжками и бросками. И то, что тогда получилась ничья, — огромная заслуга вратаря.