Нет, были инциденты, отдельные случаи, попавшие на полосы хроники итальянских газет. Были драки, были отдельные разбитые витрины, оскорбительные надписи на стенах домов. Да еще три девицы решили вместе со всеми пережить радостный миг победы, кинулись обниматься со всеми подряд и опомнились лишь тогда, когда поняли, что их изнасиловали. В полицейском участке на вопрос о приметах злоумышленников пострадавшие ответили, что они были в джинсах и с флагами. Карабинер покачал головой и вздохнул:

—    Тогда мне надо арестовать почти всех итальянцев.

Но это, конечно, были издержки большого праздника.

А когда праздник неожиданно закончился, первым, кто

проявил джентльменство и выдержку, был Матаррезе. Это он сказал:

—    Спасибо тебе, Италия, за много приятных минут.

Оргвыводов не делал, быстрой расправы не чинил. Хотя

мог бы. Власть Федерации в Италии — неприкосновенна. Власть ее президента — абсолютна.

Парадокс ведь. В стране, не без основания славящейся своей демократией, умеют соблюдать и ценить закон. Не скрою, когда я читаю «Советский спорт» и очередную главу из многосерийной эпопеи: какой быть, если быть вообще, футбольной лиге в свете перестройки, оказывающей заметное влияние на социально-психологический статус советского футболиста в его борьбе с федерацией футбола за свои ущемленные права, хочется понять, осмыслить, представить себе, ну что бы сказал Матаррезе, если бы один из игроков ЕГО лиги, подчиненный ЕГО федерации, заявил бы: «У нас демократия. Хочу в Америку и плевать на подписанный вчера контракт. И вообще, кто ты такой?»

Нет, ничего не ответил бы Матаррезе. Потому что такого заявления, такого вопроса не последует ни от кого. У них так принято. Закон только с демократией может ужиться. С двумя другими дамами — Анархией и Деспотией — у него постоянные ссоры и драки. Дело до суда доходит.

А судьи, кстати, кто?

Судьи — 5 баллов

Действительно, кто они?

Лустау — бизнесмен, Кинью — служащий, Вотро — контролер, Аньолин — преподаватель, Кодесал — врач,

Карделино — торговец, и должно быть продают, контролируют, учат и лечат они хорошо, по крайней мере хочется на это надеяться. И вообще, как гласили крылатые слова спортивного нашего комментатора репортажа недалеких еще времен, они, безусловно, прекрасные отцы своих детей.