Позже стало ясно. Нет. Без инцидентными те ночи стали только потому, что Италия побеждала, а болельщиков других команд — чехов, австрийцев, американцев, уругвайцев было немного, да и к забиякам они не принадлежат.

Об   ирландцах будет особый разговор. А пока — раз тема затронута — еще два слова о том, как вели себя на трибунах представители бывшего лагеря братских стран социалистического содружества. Чехи были молодцами — болели открыто и громко, были заметны, но после матча с Италией ссор не искали и уходили в обнимку с поклонниками победителей.

Но неповторимыми были румыны.

За два часа до начала игры их команды против сборной СССР тысячи полторы поклонников уже восседали на трибунах. На каждый свой флаг ими было припасено и полотнище национальных цветов Италии. Лозунги на румынском языке перемежались с надписями, сделанными на итальянском. Они гласили: «Спасибо, Италия». Поначалу было непонятно, за что. Это уже потом, неделю спустя, человек триста попросили у итальянцев политического убежища. А тогда? Впрочем, неважно, за что. Сердобольные жители Бари от таких нежностей рассиропились, вспомнили тут же, что их город вскоре осчастливит своим приездом Флорин Радучою, вон он выбежал с номером 14 на спине, и заохали, заголосили: «Форца Романия!» Все. Хоть бы кто крикнул: «Форца УРСС!» Но это уж их дело. Но и своих-то болельщиков никогда не видно. Их нет.

И может быть, именно в такой обстановке позволяют себе Фредриксоны не замечать, как хватанул мяч рукой Марадона в двух метрах от ворот и в трех — от арбитра, позволяют себе разные Карделлино назначать пенальти за руку Хидиятуллина, которая была как минимум в метре от линии штрафной и вне ее, разумеется. В этой психологической атмосфере, где все против нас, они чувствуют, что предел их «допустимости» в отношении ребят в майках с буквами СССР гораздо больше, чем в отношении к их соперникам, что поощрительный рев трибун за несправедливый пенальти — уже наполовину оправдательный приговор.