Как заноза в сердце фанов «Баварии» долгое время сидело (а может, и до сих пор сидит) обидное поражение в финале Кубка чемпионов-1987 от «Порту». Накануне знаменательной даты 27 мая 1987 года Ули Хенесс, теперь ставший в «Баварии» менеджером, называл предстоящий поединок нимного нимало «началом новой эры нашего клуба». И по тому, как развивались события на венском «Пратере», казалось, что так оно и будет. Людвиг Кегль забил гол на 25-й минуте, и счет 1:0 в пользу мюнхенцев держался до 78-й. Но тут последовал шок: с промежутком в четыре минуты в сетке «Баварии» оказались два мяча. Ее «могильщиком» стал 29-летний алжирец Рабах Маджер. Первый гол он

забил сам, эффектным ударом пяткой, а второй помог забить выверенной передачей с левого фланга бразильцу Жуари.

Хенесс, вне себя от злобы, обвинял в поражении Лотара Мат- теуса, утверждая, что у того «проблемы с нервами». Тренер Удо Латтек, принесший «Баварии» шесть чемпионских титулов, назвал неудачу «крупнейшей в карьере» и покинул клуб. А Мад- жер. Маджер и дальше оставался злым гением «Баварии». Осенью того же 1987-го он подписал с ней трехлетний контракт на 3 миллиона марок. Контракт должен был вступить в силу 1 июля 1988 года. Но в мае нападающий беззастенчиво «кинул» и без того обиженный им клуб: уведомил его, что передумал и от соглашения отказывается.

Новая яркая команда, появившаяся в Европе в конце 80-х годов – «Милан» Гуллита и Ван Бастена – установила в Кубке чемпионов на пару лет свои порядки. Удивительно легко он разделался со «Стяуа» (4:0) в финале-1989, оставив вопросы, как его соперник вообще умудрился в таком беспомощном состоянии добраться до решающего матча. А через год, уже в более упорной борьбе, была повержена «Бенфика» , которая уступила уже пятый свой финал Кубков чемпионов подряд (четвертый был в 1988-м, против «ПСВ»).