Так и получилось, что 11 лет словно коту под хвост. Обидно».

Далеко не все в команде «Неукротимых львов» встретили возвращение бывшего идола публики с распростертыми объятиями. Маститые ворчали, отговаривали Непомнящего и министра Фофе, который также поддерживал советского тренера. А тот не сразу, впрочем, дал добро на использование услуг Милла. Зато когда увидел его в тренировочной игре, сначала в двусторонней, потом в Югославии с «Железничаром», сразу успокоился. Старина Альбер Роже Моох Милла нещадно разрывал защиту. Ему суждено было стать самым острым клыком в пасти «Неукротимых львов», да простится мне столь цветистый образ, хоть он и в духе африканского фольклора.

—    Ну, они поворчали, потом смирились, — рассказывает Милла. — А вообще-то жаль прежние времена. Тогда все было правильней. Старших уважали. Когда в 1972 году я попал в команду «Львов» Камеруна, молодые стирали старшим форму, чистили бутсы, убирали комнаты, даже если сами забивали по полсотни мячей за сезон. Даже если были способны на такие же подвиги, как, скажем, я. Нынешний молодняк отрастил-таки себе зубки подлинней, чем мы. Но что-то ушло навсегда. Когда я перебрался во Францию, то начинал играть в клубе «Валенсия» отнюдь не первого разряда. Но так уж случилось. Сначала мне все время было холодно, я не мог забивать. Они купили мне рейтузы и перчатки. Дело наладилось. Тамошняя публика скоро полюбила меня, я благодарен ей, особенно одному хозяину бистро. Как он мне помог морально и всячески. Но ужас! Забыл его имя. Но я знаю: его бистро на углу улицы у вокзала. Найду.

Милла принадлежит к племени бакоко, а людей этой народности в Камеруне относят к категории рассудительных и практичных. Однако, похоже, именно практичности всегда не хватало Роже Милле. Но он не ропщет: «Мне все равно. Я спокоен. Я знаю, что мне в Камеруне

поклоняются как идолу. Ну и пусть. В отличие от многих американцев, я всегда держу голову в холоде. Да и чего мне бояться, если защитники меня боятся пуще всего сами? У меня не бывает, как его?., мандража в раздевалке, перед выходом на поле. Никогда».

 

Нет комментариев

Вы можете быть первым.

Оставить комментарий