Теория, кстати, весьма сейчас модная. Итальянцы, например, упорно ищут причины появления в себе налета черствости, замкнутости и расизма в резком повышении уровня жизни, в прощании с убогостью и бедностью (не везде, правда, оттого Юг и не любят), в самоутверждении, в самоуважении, в самолюбовании в конце концов.

Значит, чем беднее материально, тем богаче морально? Духовно?

И наоборот. Чем лучше живешь, тем больше в тебе желания дать кому-то в морду? На стадионе, возле него, на улице, в парке, где угодно, так?

Если принять эту версию за истину, то надо честно признаться: мы, советские, живем намного лучше и зажиточнее американцев.

Другая попытка объяснить феномен. У них разная вера. Ирландцы — католики.

Итальянцы, кстати, тоже. Что не мешает им устраивать побоища на трибунах между фракциями тиффози и вести бои местного значения с нарядами полиции.

Но вот точка зрения заинтересованного лица, ирландского журналиста Брайана Скоуэлла:

—    Ирландец менее агрессивен, нежели англичанин, но причину этого надо искать в истории, а не в различии этнических корней. На протяжении веков Ирландия была землей, которую завоевывали и у которой пытались отнять как политическую, так и религиозную суть. «Соседи», навязывая англиканство, привели дело к долгим и кровавым распрям, что в конце концов породило простую реалию — Ирландия стала островом бедности и очагом антианглий- ских настроений. Многие убежали в Америку, другие скрылись в Шотландии. Те, что остались, продолжали борьбу до того самого дня, когда в 1921 году была завоевана желанная независимость. Все это может служить объяснением, почему ирландца трудно заставить видеть в англичанине своего брата, и это отношение, разумеется, проявляется в футболе.

Мысль понятна, хотя если даже допустить, что ирландцы во всем хотят быть антиподами Лондона (если те — ультра, значит дублинцы — ягнята), то и это все же не раскрывает суть феномена. А может, и не стоит ее искать? Ну, живут они так, и поставим за это им 10, симпатичным «зеленым», которые ничего в общем-то не делая, так много сделали для того, чтобы футбольное лето 90-го было пронизано в целом атмосферой доброжелательности и взаимного уважения, духом взаимопонимания. Реальность не всегда была таковой, но это уже не их вина.