Что касается мест для конфедераций, отдавались они в большинстве случаев свежим победителям Кубков (или Лиг) чемпионов. Только Южная Америка почему-то решила делегировать не совсем «свежего» – «Васку да Гаму», который выиграл Кубок Либертадорес в 1998 году. «Палмейрас» отобрал у него звание сильнейшего на континенте в 1999-м, причем летом, когда до старта мундиаля оставалось полгода. Но его законного места в «восьмерке» загадочным образом лишили.

Океания до последнего времени оставалась единственным регионом на планете, где не проводилась своя версия Кубка чемпионов. Там не считали необходимым выявлять сильнейший клуб. И именно идея ФИФА учредить клубный чемпионат мира сподвигла океанцев на организацию такого соревнования.

С целью определения своего представителя на форум в Бразилию Океанская конфедерация решила провести первый розыгрыш Кубка чемпионов в сентябре-октябре 1999 года на Фиджи. «Первенец» рождался в муках. Наспех сляпанный турнир сопровождался большим количеством неурядиц и скандалов. Достаточно сказать, что всего за неделю до его начала было изменено число его участников (с 8 до 9) и перекроен весь календарь.

В итоге победили, как и положено, австралийцы. «Саут- Мельбурн» играючи расправился (5:1) в финале с фиджийским «Нади», которому не помог даже фактор своего поля. Единственным соперником, с которым мельбурнцам пришлось бороться всерьез, был «Малайта Иглз» с Соломоновых островов. Только два гола, забитые в последние пять минут, помогли им вырвать победу (2:1).

Если пять конфедераций руководствовались тем соображением, что посылать в Бразилию нужно победителя Кубка (Лиги) чемпионов, как бы он ни назывался, то Азия соригинальничала. Азиаты решили отойти от общего правила и делегировать на клубный чемпионат мира победителя континентального Суперкубка, коим стал саудовский «Аль-Наср», оспаривавший только что упомянутый трофей на правах победителя Кубка кубков.

За то, что «Аль-Наср» попал в Бразилию, он должен сказать большое спасибо Христо Стоичкову. Именно авторитетный болгарин сыграл здесь решающую роль. В 1998 году саудовский клуб арендовал его на две недели, заплатив 200 тысяч долларов.