Прилавки завалятся товарами, каждый человек, в том числе и футболист, получит отдельную квартиру, питаться начнем чистыми, незанитраченными продуктами, дышать начнем чистым воздухом, станут рождаться от нас в силу этих причин нормальные, не изуродованные дети, не говоря уже о такой мелочи, как частная собственность.

И вот я думаю, что две эти стороны связаны между собой неразрывно, и первая зависит от второй. Решим вторую — и тогда придет к нам радость, в том числе и футбольная. Решим первую — и тогда даже футбольное фиаско лишь омрачит нашу жизнь на некоторое время, но никогда не станет национальной трагедией. Не решим — и тогда даже случайная футбольная радость лишь

на мгновение отвлечет нас от мрачной жути, от экономической разрухи, от нищеты, от национальных драк и лишь замутит наш разум сатанинским чувством лжепатриотиз- ма и советского превосходства. И забудем мы тогда, что футбол это всего лишь игра! Потрясающая, великая, волшебная, но игра. И будем мы молить Бога, чтобы в день Большого Финала ниспослал он нам сухую погоду, дабы полностью проявились технические возможности наших парней. И наплевать нам будет на то, что дождь во время Большого Финала напоит умирающую от жажды землю и спасет урожай целого региона.

Да, наверное, состав сборной мог быть и посильнее (или не мог). Да, наверное, можно было пригласить и Черенкова, и Родионова, и Саленко, и Кирьякова (или нет). Да, наверное, были ошибки в плане подготовки, стратегии, тактики (или не было этих ошибок). Это частности. Главное заключается в том (я так думаю), что нельзя ждать фантастического радостного футбола, если вся страна живет в обстановке разлада, хаоса, алогизмов и несуразиц, чтобы не сказать хуже. И футбол наш — это тот же разлад, хаос, алогизм и несуразицы, только облаченный в форму «адидас» или еще какой-нибудь иностранной фирмы. Мне говорят: «А Румыния?» А что Румыния? Сыграли на один матч больше, чем мы. Тоже мне успех! Мне говорят: «А Камерун? Сам президент распорядился включить в состав Роже Миллу! Вот это забота!»