Из-под его рук вышли почти все наши известные камерунцы, в том числе вратари Томас НКоно и Жозеф-Антуан Белл. Он нам был вроде папы родного. Скажу вам, что я родился дриблером, мяч у меня никогда ни в уличных играх отобрать не могли, ни позднее на больших стадионах. Это правда. »

. И перед глазами: Румыния — Камерун, мяч падает с высокой подачи, Роже прыгает; остановка грудью и чуть вперед к себе, защитник пытается снести Миллу, но тот устоял, потом финт влево, другой, уходит, бьет сильно, точно, впритык к стойке. Второй эпизод: мощный выход в штрафную, обводка внешне тягучая — это чисто африканская пластика, и словно из пушки — второй гол. А еще два мяча во встрече с Колумбией? А голевой пас и заработанный пенальти в драматическом матче с англичанами, когда столько раз спасал Шилтон?.

Его полное имя — Альбер Роже Моох Милла, ему 38 лет; к встрече с советским тренером Валерием Непомнящим, который подбирал нападающего в пару к Омаму Бийику, уже, увы, надел капитанскую повязку команды города Сент-Пьер, что на острове Реюньон в архипелаге Маскаренских островов в Индийском океане. Словом, считалось, отыграл папаша; хоть и остался ни с чем, но в звании национального героя.

—    Вы порядком поколесили по Франции, какие впечатления? Говорят, таким клубам, как знаменитому в свое время «Сент-Этьенну» например, помогли вернуться в высший дивизион?

—    В «Сент-Этьенне» я забил половину голов, проведенных командой и открывших путь возвращения наверх. Президент клуба Лоран обещал мне самую большую зарплату в высшем дивизионе, а потом оказалось, что правый защитник, француз, получает вдвое больше против моих 30 тысяч франков. Когда выступал за «Монако», сыграл все матчи Кубка Франции, а перед финалом тренер Банид говорит мне: «Вместо тебя выйдет Эмон, извини, Роже, такое дело, решается вопрос, возьмут ли его в сборную Франции. Ты уж извини, Роже, но он француз. » Вот когда играл в «Монпелье», было хорошо, там честные люди. А в «Бастии» я раскрылся по-настоящему, полностью, я попросту блистал».