Так что проблем хватало, но, главное, результат-то давался — в Тунисе мы выиграли и повторную игру — 1:0, и теперь двери в Италию нам были открыты.

—    И из великого вы стали величайшим?

—    Да. На время. Но пред итальянской весной взял да и рухнул со своего пьедестала на Кубке Африки. Я, правда, планировал это падение — из Франции не отпустили на игры ни одного профессионала, и я устраивал проверку на прочность молодежи, играющей в национальном первенстве. Кончилось это тем, что мы проиграли Замбии и Сенегалу, и, вполне естественно, зазвучали требования о моей отставке. Я был готов к любому повороту событий, но линию свою в любом случае собирался отстаивать твердо: отрицательный результат — он тоже результат, зато я точно узнал, кто чего стоит из ближайшего резерва. И руководство вторично приняло мою позицию.

—    Посоветовав вам лишь усилить состав Роже Мил- лой?

—    Не совсем так. Я полтора года мучился, подбирая нападающего в пару к Омаму Бийику. Но никто из десятка, наверное, просмотренных претендентов меня не удов

летворял. Милла — национальный герой Камеруна, но последний сезон он играл в чемпионате островного государства Реюньон — это уровень примерно нашего первенства области. Я разговаривал с ним в Алжире, на Кубке Африки, неплохо уже относительно усвоив французский. Наши взгляды на игру и на тактические построения, которых должна придерживаться сборная, как выяснилось, во многом сходились. А по возвращении в Камерун я увидел в печати список делегации на поездку в Италию — среди тридцати человек там значились Милла и Обега, но оба они, лучшие футболисты недавнего прошлого, ехали на чемпионат как почетные гости. Я спросил тогда одного из своих ассистентов, Жана Мангу, который знал Роже многие годы, не стоит ли нам привлечь того в команду в каком-либо качестве? И в ответ услышал, что нет, ни в коем случае, этот человек сроду ни с кем не уживался, любит он только себя и никого больше, и при его появлении в команде начнутся сплошные скандалы, а у нас создалась такая хорошая, доброжелательная атмосфера, что никак нельзя ее нарушать.

И президент федерации сказал мне, между прочим, то же самое. И от команды пришла делегация: мы слышали, что вы хотите, чтобы у нас был Роже, — так знайте же, мы против. На такое вот стойкое противодействие натолкнулось мое намерение иметь Миллу в качестве помощника.