Понимаете, под имя тренера со стороны на местах всегда выбиваются для команды какие-то льготы. Авансом даже выбиваются. Попробуй не выполнить условий, которые ставит приглашаемый, — его же зовут, как правило, для спасения корабля. А если «всплытия» добиться все же не удается, то заезжий тренер перебирается на новое место, унося с собой ворох собственных невыполненных обещаний и вычерпав местные фонды на несколько лет вперед. Так вот, руководство после таких провалов обращается по традиции к доморощенным спасителям, но «своим» такой щедрой поддержки уже не оказывает, во-первых, сам подход себя вроде как не оправдал, а во-вторых, каждый год черпать квартиры и машины действительно неоткуда. И попадает человек в своеобразную яму. Я дважды оказывался в таком положении — перед отъездом в школу и по возвращении.

—    Оказывались — и отступали?

—    Понимаете, я вообще-то привык к тому, что на пер

вом месте должна идти игра, а не деньги, пусть даже и большие. А вот игры-то как раз в нашей девятой зоне второй лиги было, честно говоря, маловато. Уезжая в Москву, я наивно верил, что по возвращении домой смогу создать, опираясь на возмужавших своих мальчишек, настоящую команду. Они, кстати, ждали меня, хотя приглашений за два эти года получили со стороны немало, да и было ведь кого приглашать — Агашков, Анашкин, Мухадов — это же тот самый первый мой набор. Сейчас, задним числом, могу сказать, что виноват перед ними — задержал их развитие. Нельзя никого и нигде удерживать искусственно. Тем более при том отношении к делу, которое было тогда в Туркмении применительно к футболу. А место, кстати, в тот первый после моего возвращения год мы заняли вполне приличное — пятое, и впереди нас были такие команды, как «Гурия», «Котайк», динамовцы Сухуми и Батуми. И остаться меня кто только и как не уговаривал. Но я бесповоротно, как мне тогда казалось, вернулся к работе с детьми — их я вполне мог научить чему-то, не будучи акулой в финансовых вопросах. Мы играли в футбол, не зная, что такое «мотивация».

—    Удовлетворение — если честно — от такой работы было?

—    Если действительно честно, то чувствовал, что способен на большее, но никаких приглашений, кроме как вернуться в «Колхозчи», ко мне не поступало, и я старался полностью отдаваться тому, что делал.