Главная причина вроде бы лежит на поверхности: ведь чем ближе к медалям, тем ниже опускается над головами игроков и тренеров дамоклов меч ответственности за каждую ошибку, за каждый неверный шаг.

Но, думаю, не все так просто. Не сбрасывал бы со счетов и такую версию: в первых матчах чемпионата футболисты, в большинстве своем прибывшие в сборные прямо из клубов, как бы по инерции продолжали руководствоваться «клубной» психологией. (Речь, понятно, идет о странах цивилизованных в футбольном смысле этого слова.) Там в каждом матче, независимо от его значимости, клубная команда должна играть на зрителя. Прагматизм, который нередко прощается национальным сборным, для клубов непозволительная роскошь: отвернутся болельщики — отвернутся и спонсоры, и вслед за трибунами опустеет казна.

Кроме того, уверен, некоторые тренеры на чемпионате мира сознательно в первых же матчах раскрыли карты. Успех на старте по их замыслу должен был воодушевить игроков, прибавить команде авторитета у болельщиков и судей. Так, кстати, поступил шеф сборной ФРГ Беккенбауэр. Правда, ближе к финалу немцы, как говорится, «подсели», но «золото»-то в конечном итоге оказалось у них.

Откровенно говоря, у меня нет желания присоединяться к тем, кто заранее предвидел неудачу сборной СССР. Когда ехал в Италию, не сомневался, что советская команда выйдет в следующий круг чемпионата. И сейчас по-прежнему убежден, что по потенциалу — ив организации игры, и даже если брать класс отдельных игроков — наши превосходили соперников по группе.

Тогда в чем же причина фиаско? Скорее всего, памятуя об уроках предыдущего мирового первенства, тренеры решили вывести команду на пик формы не в начале, а по ходу турнира. Пример тех же англичан показывает, что сам по себе этот вариант ничуть не хуже, чем любой другой. Но что-то не сработало в расчетах. Жаль, потому что рейтинг отечественного футбола оказался после чемпионата, как мне кажется, ниже той отметки, чем мы заслуживаем. Но ничего не попишешь: новому поколению игроков предстоит восстанавливать не ими утраченное реноме.

Виктор Прокопенко:

—    Когда речь заходит об уроках, которые мы, тренеры и игроки, должны извлечь из матчей мирового первенства, я для себя четко делаю вывод, чему мы можем научиться, а чему — нет.