Нет, наверное, у профессионального футболиста большей мечты, нежели выступление на чемпионате мира. Еще вернее, выступление удачное, хотя и сам факт в биографии — участие в соревнованиях такого уровня — достаточно весом. Тем более для игрока, который даже в начале сезона чемпионата мира среди кандидатов в сборную и близко не значился. Однако же вратарь московского «Динамо» Александр Уваров своей игрой в чемпионате страны буквально заставил тренеров сборной не только включить его в заветныйсписок 22-х, но и в основной состав

команды. Его игра в Италии, в отличие от многих партнеров по команде, не вызвала особых нареканий ни со стороны комментаторов и журналистов, ни со стороны любителей футбола, да и тренеры, насколько мне известно, в целом остались ею довольны. Но команда-то в целом потерпела фиаско. И даже самый удачливый ее игрок не может не заняться анализом его причин. Понятно, что разобраться в случившемся с нашей сборной непросто даже по прошествии достаточно долгого уже временного промежутка. Но все же давайте попробуем, соблюдая хронологию событий, попытаться уяснить себе кое-что с помощью нашего голкипера.

Итак, чего он ждал, уезжая в Рим с новогорской тренировочной базы?

—    Ослабления тренировочного режима. Мы ведь как собрались на подмосковной базе 23 мая, так до 4 июня, то есть дня выезда, проводили строго по две тяжелые тренировки в день без выходных. Я новичок в сборной, и до этого такие нагрузки переносил в клубе разве что на предсезонных сборах, но тогда ведь база на много месяцев вперед закладывалась, а тут мы готовились к турниру, который должен был начаться через несколько дней. И чувствовалось, что, если объемы не сбросить, нам может не хватить свежести. Так думал не только я, но и другие игроки.

—    В том числе — и более привычные к подобным нагрузкам?

—    Да. Даже киевляне работали, по-моему, на пределе, а ведь они давно уже приобрели в этом смысле репутацию двужильных. Они, впрочем, знали, на что идут, поскольку наш тренировочный цикл след в след повторял тот, что предшествовал участию в финальной части первенства Европы 1988 года.

—    То есть методика подготовки считалась уже апробированной?

—    Да, и коль она принесла успех — серебряные медали — вряд ли можно было ждать изменений. Так что нам оставалось лишь терпеть и работать.