Никак. Все равно футболисты будут картинно негодовать по поводу неназначенного пенальти, все равно газеты наутро напишут, что арбитр «путал» футбол с регби, все равно глумливые трибуны будут свистеть, улюлюкать, орать, скандировать обидные или оскорбительные слова, а после игры жаждать расправы — все это будет, и ошибки судей были и будут всегда, потому что они — люди.

А может быть, Человек начала третьего тысячелетия нашей эры станет столь культурен, воспитан и приличен, что, к примеру, нападающий в ответ на мнимый офсайд скажет: «Простите, уважаемый судья, мне кажется, что ваше решение не совсем верно, но я с удовольствием

ему подчиняюсь из уважения к вашему авторитету?» А группа болельщиков с флагами любимой команды, после того как арбитр даст пенальти в ворота их кумиров, пенальти сомнительный, а может, и ошибочный, вывесит плакат: «Не ошибается тот, кто ничего не делает!» и властно посоветует: «Немедленно прекратите свист, это бестактно!»

Нет?

Так какого черта разводить пустые разговоры? Объявить арбитраж футбольных матчей особо вредным производством, подбирать туда людей только физически сверх- сильных, психологически сверхустойчивых и платить как платят Марадоне — сверхгонорар! За риск для здоровья и жизни.

И пусть знают, на что идут и за что получают деньги. И чтобы никаких жалоб!

Ну а если вдруг освищут их за промах и посоветуют добровольно идти на мыло из-за желтой карточки 9-му номеру, всеобщему любимцу, пусть не обижаются — издержки производства.

А ведь такая публика встречается.

Ирландские болельщики — 10 баллов

С ними мы впервые по-настоящему столкнулись в Риме во втором часу ночи, за два дня до четвертьфинальной игры Италия — Ирландия. Возвращались в гостиницу с прогулки.

Вообще-то должны мы были сделать это на пару часов раньше, но опоздали не по собственной инициативе. В тот вечер областные и городские власти дружно вспомнили о тысячах аккредитованных на мировом футбольном смотре журналистов и в пресс-центре Гаэтано Ширеа можно было взять билеты на выбор: одно приглашение звало на ужин среди древних камней знаменитых терм Каракалла — центральных бань, открытых еще в III веке нашей эры и действовавших на протяжении трех столетий до тех пор, пока пришедшие в эти края готы не разобрали для своих нужд удивительную по замыслу и исполнению систему водоснабжения.