В этой исповеди далеко не все лишь вопль раненой души, терзаемой финансовыми потерями. Если в городах «повышенной опасности» запрет (будем прямо говорить, далеко не всегда и всеми соблюдавшийся) мог дать и давал результаты, то в Риме, скажем, где концентрация поклонников США, Австрии и Чехословакии была незначительной, решение властей привело лишь к тому, что вызвало резкое недовольство итальянцев и не из-за того, что перед игрой им негде было выпить — они и в обычное время и без всяких санкций не пьют перед игрой, — а просто заболело ущемленное национальное достоинство. Вино для них — древняя культура, образ жизни. И хотя время от времени газетная статистика пугает ростом алкоголизма, это явление по сравнению, скажем, с наркоманией имеет вид невинной детской шалости. Не случайно вскоре власти отменили запрет на продажу алкогольных напитков, лишь ужесточили контроль в городах, которые пересекала на своем долгом итальянском пути сборная Англии.

Несмотря на жесткие меры при выезде с Британских островов и въезде на Апеннины, в результате которых было отсеяно немало наиболее резвых ребят, в группах из Лондона, Манчестера, Ливерпуля и других городов оказалось достаточно персонажей, один вид которых наводил окружающих на мысль о нежелательности общения. А если таким удавалось достать спиртное, тогда от них предпочитали прятаться, как от страшной грозы.

Кто же они — эти юнцы и молодцы, с чьим образом ассоциируется теперь насилие в спорте?

На эту тему исписаны горы бумаги — журналистами, психологами, социологами, медиками. Два вопроса, не дающие покоя: кто? почему? Теорий много — одни давно перестали считать хулиганов болельщиками и утверждают

(не без основания), что со спортом эти люди не имеют ничего общего. Это типичные выродки, которые на трибуне стадиона ищут возможность применить силу, заменяющую интеллект. Раньше, мол, шайки искали друг друга по «территориальному принципу», теперь общество предоставляет арену для выплескивания животных инстинктов: вот стадион, вон те, в синем, которых надо бить вам, желтым. Одним словом, обычные организованные банды, нашедшие в спорте, и в футболе в частности, легкую возможность для «самовыражения».