Но еще более энергичные упреки сыпались в двух «хамелеонов» Роберто Матосаса и Луиса Кубилью, двух игроков «Ривер Плейта», перешедших из «Пеньяроля»: будто бы именно они тайно «помогли» своему бывшему клубу. Матосас, к примеру, неуклюже подправил мяч в собственные ворота в эпизоде, когда счет стал 2:2.

В том сезоне форвард «Ривера» Даниэль Онега забил 17 мячей, и этот рекорд результативности для одного розыгрыша вряд ли в обозримом будущем будет побит. Спустя годы, вспоминая о своем рекорде Онега признавался, что больше, чем забитые мячи, врезался ему в память один незабитый. В конце основного времени, при счете 2:2, он что есть силы пробил по мячу с близкого расстояния но отправил его выше перекладины. Так «Ривер» лишился титула, который к нему пришел потом только через 20 лет.

В 1967 году в Кубке Либертадорес зародилось порочное течение «победа любой ценой», как его называли. «Рэсинг» первым использовал такую практику в финальном трехматчевом поединке с «Насьоналем», когда провокации и грубость заслонили собой футбол как таковой.

А до «совершенства» вслед за этим ее довел «Эстудиантес» довольно маленький клуб из БуэносАйреса, который на фундаменте единичной победы в чемпионате Аргентины сумел создать здание из трех подряд побед в Кубке Либертадорес. «Эстудиантес» вошел в историю как самая отвратительная с точки зрения неджентль- енского поведения на поле команда во всей истории футбола.

Любой бессовестный метод, который помог бы приблизить Победу затяжка времени, плевки, тычки за спиной у судьи, сло- весные оскорбления все у «Эстудиантеса» было в ходу. У большинства очевидцев то, что творила на поле эта команда, вызы- вало омерзение. Ни симпатий она не приобрела, ни денег. И в

итоге плохо кончила. Президент покончил жизнь самоубийством, в кассе несмотря на тройную победу в Кубке обнаружился дефицит в 1,6 миллиона долларов (большая по тем времена сумма). И, чтобы избежать банкротства, «Эстудиантесу» пришлось по бросовой цене распродать своих лучших игроков (хотя о каких лучших здесь может идти речь).

Хуан Рамон Верон по прозвищу «Ведьма», отец звезды современного футбола Хуана Себастьяна Верона, играл в той команде в нападении. Он приоткрывает «кухню», на которой выпекались победы: «Мы старались все возможное об игроках, против которых собирались выйти на поле.