На электронном табло появляются цифры и буквы, извещающие публику, что на матч № 2 итальянской футбольной трагедии ее привалило 42 907 душ. Точнее продано столько билетов. Все равно странно. Стадион вмещает 56 875 человек, но заняты в лучшем случае не более половины мест. Огромные пустоты зияют на противоположной от нас центральной трибуне, наполовину заполнена левая боковая. Откуда у дирекции «Нуово комунале» такие данные? Загадка решится потом. Оказывается, билетов действительно было продано немало — их приобретали спонсоры в надежде реализовать, но надеждам сбыться не пришлось, и поэтому на этой и многих других встречах первенства количество проданных билетов и занятых зрителями мест совпадать не будет.

.За пятнадцать минут до конца встречи к нам поднялась девушка из Оргкомитета и пригласила меня следовать за ней в тот самый коридор, где берутся летучие интервью. Угораздило же попасть в первый раз в жизни в футбольную преисподнюю и надо же — после такой игры. По пути «подобрали» коллегу с румынского телевидения. Он молодчина. Внутри пылал от счастья, но вид имел самый равнодушный. Мы подали друг другу руки, я поздравил его с победой, а он в ответ с деланным равно

душием сказал на неплохом русском: «А-а, обе играли неважно, но нашим больше повезло».

Спасибо на добром слове!

По правилу ФИФА право первого интервью предоставлялось соотечественнику команды-победительницы, и мой румынский товарищ по ремеслу уже стоял с микрофоном наготове перед телекамерой итальянского телевидения, а трибуны еще шумно дышали, когда на последних минутах румыны, в очередной раз вспоров нашу оборону, едва не забили третий мяч. Потом стало тихо и в конце туннеля показались футболисты. Некоторые из них уже совершили традиционный обмен футболками, но спутать, даже если ты никого прежде никогда не видел, было невозможно: настолько светились радостью лица победителей. Тренера, видимо, задержали, и пришлось нарушить правило очередности (впоследствии это стало традицией). После того как окончилась короткая беседа с Юрием Морозовым, наступила очередь румын. И тут мне, несмотря на поганое настроение, пришлось засмеяться.