Если же смотреть на игру как на единое целое, то это лишь один из моментов борьбы за мяч, выполненный с нарушением правил защитником. То есть можно дать предупреждение, а можно обойтись и без этого. Все зависит отобщего хода игры, а он вроде бы не требовал столь серьезного наказания.

Но я корил себя — надо было, наверное, подстроиться под требование ФИФА, стать большим формалистом. Получалось, что моя боязнь «засушить» игру «горчичниками», как это делали некоторые другие арбитры, подвела меня.

А вот тот же Коль чувствовал себя в такой обстановке как рыба в воде. В матче Бразилия — Шотландия, например, он показал пару карточек в первые же пять-семь минут игры. И опять его всем ставили в пример.

В игре Бельгия — Уругвай, где в поле судил Киршен, а мы с Колем помогали, не обошлось без удаления. Причем непосредственно в игре изгнание бельгийца Геретса выглядело в общем-то правомерным, а стали смотреть видеозапись — получалось, что не столько Геретс фолил, сколько уругваец симулировал. Так что меморандум ФИФА каждый, как умел, использовал в своих целях.

Затем я должен был помогать Жоэлю Кинью обслуживать матч Бразилия — Аргентина. Но перед самым уже отъездом на игру нам было объявлено, что матч ожидается невероятно трудный, вполне возможно, что и дополнительное время будет назначено, и пенальти, глядишь, придется пробивать, и, значит, в судейской «команде» требуется та слаженность и согласованность действий, которой легче будет добиться, если снять языковой барьер. И в связи с этим владеющего английским и немецким Спирина решено было поменять местами с тунисским судьей Джуини, первоначально назначенным в резерв,— тогда у всей бригады не будет проблем с изъяснением по-французски. Мне, естественно, оставалось только подчиниться.

Чемпионат продвигался к решающим матчам. Интерес к нему все возрастал, тогда как настроение в судейской среде падало. Незаслуженная критика некоторых арбитров и всепрощение других, неравномерная загрузка в матчах создавали атмосферу подавленности и обиды, что, естественно, не способствовало повышению качества нашего труда.