Из-за таких вот напутствий в дорогу в Габон мы прилетели только в день матча, и я даже не знал, кто из профессионалов прибыл из Франции (лучшие камерунские футболисты давно уже играют во французских дивизионах), оказалось затем, что братья Бийики и Мбоу. Объявив состав, я рассказал ребятам, как этот состав формировался, и добавил еще, что я в них верю, и важно, чтобы и они поверили в себя, — вот тогда все вместе мы и докажем всему Камеруну, чего стоим. Ну, и напомним еще про недавнее поражение дома, чтобы окончательно подзадорить своих «львов».

Мы выиграли — 3:1, и в тот день, 22 января 1989 года, меня признали в Камеруне прекрасным тренером, затем, когда мы на выезде обыграли Анголу — выдающимся, а после домашней победы над нигерийцами — уже великим. Там это быстро. И к матчам с командой Туниса, победителем другой африканской подгруппы, за право прямого уже попадания в Италию, я имел на руках двухгодичный контракт, оформленный октябрем 1988-го, хоть заключен он был на самом деле в следующем июне.

—    И на какую, простите, сумму?

—    В месяц выходило что-то около 700 долларов. — Самый обычный типовой контракт советского спортивного

специалиста. Чтобы не возвращаться к этой теме, хочу сказать, что я был вполне удовлетворен получаемой суммой.

—    Тогда давайте вернемся к матчам с Тунисом.

—    Первый мы играли дома, и в обоюдоострой борьбе создали себе неплохой задел перед ответной встречей — 2:0. К тому времени определился уже и состав, сложились вполне рабочие отношения с игроками, моими ассистентами, президентом футбольной федерации Камеруна, министром по делам спорта, местным генсеком, президентом страны — словом, я был доволен своей работой на том этапе. До того в работу ушел, что даже малярию дважды на ногах ухитрился перенести — и ничего.

—    А как вы вообще адаптировались к Африке?

—    Были конечно же сложности. И бытовые — виллу дали, но в охраннике отказали, из своих средств платить было нечем — ставка сторожа в том квартале, где мы проживали, равнялась чуть ли не моему месячному жалованью — и нас быстренько обокрали. Жара опять же — мы с женой хоть и южане по месту жительства, но к новому климату привыкать тяжеловато было. И плюс страна франкоязычная — в предыдущих, несостоявшихся, мне английский как государственный был обещан, я его в Ашхабаде и подтягивал.