Да, песня не сможет, конечно, изменить правила, — говорит Эдоардо, — и не только игры, но и поведения, хотя, если честно, верю как музыкант в то, что музыка может будить души, может влиять на людей.

Мир крутится словно цветная карусель,

Ветер ласкает знамена.

Налетает лихорадка, чтобы унести прочь,

Но безумие растворяется в твоих объятиях.

—    Именно так и надо было сказать: раствори в объятиях безумие, будь, как на празднике, забудь о вражде, — говорит Беннато. Можно без этого ведь. К сожалению, спорт сегодня стал не только объектом вандалов, но и предметом бизнеса. Без него, конечно, нельзя, но он нужен как помощь спорту, а не как его суть.

Мы продолжали беседу, но как и все остальные люди на земле даже не подозревали, что два с небольшим месяца спустя мир облетит новость, которая изумит миллионы любителей спорта, не знали, что международные спортивные круги в год столетия Олимпийских игр выберут местом Олимпиады-96 не Афины, родину Игр, а Атланту, и все мы вокруг хором посочувствуем Греции, поиронизируем насчет решения, но примем его как неизбежное, фатальное, нормальное.

Грустно, конечно, сознавать, что дух олимпийского движения это пузырьки кока-колы, но с этим придется мириться, ибо бесполезно отвергать то, что неизбежно.

По такому же принципу в Италии подходили и к проблеме хулиганов. Знали, что инциденты будут, старались вовсю предотвратить крупные вспышки насилия и уделили все внимание англичанам, а опасность, как оказалось, могла таиться и за другим углом.

Не очень веселые по содержанию игры команды Робсона в групповом турнире не давали повода ни для чрезмерного веселья, ни для взрывов негодования, и поэтому, казалось, сама судьба Кальяри хранила, тем более что хранили город еще несколько тысяч вооруженных и отличавшихся отменной выучкой полицейских и карабинеров. А масла в огонь подлили местные итальянские «ультра». И вместо предполагаемых, ожидаемых боев армии туманного Альбиона с соединениями других стран-соперниц, возникли стычки местного значения с итальянцами.

Нельзя сказать, что хулиганы с этикеткой «made in Italy» шли в атаку с открытым забралом, с барабанным боем и колоннами. Тактика была применена партизанская — наскок из-за угла, обстрел камушками и быстрый отход. Бывали и уличные бои, вмешивалась полиция, и

тогда уже трудно было понять, кто кого оберегал и кто кого атаковал.