Бразильские футболисты, казалось, были больше озабочены тем, как пополнить содержимое своих карманов и повысить собственную популярность, чем победой на чемпионате мира.

За время непродолжительного участия бразильцев в

турнире редкий день обходился без того, чтобы какой-либо из игроков не появился на телеэкране, утверждая, что его необходимо включить в состав или, если он уже был включен, что играет слишком хорошо, чтобы его оттуда исключить. Первый и самый громкий скандал разразился, когда Ренато Порталуппи пригрозил «собрать чемодан и уехать», если Себастьян Лазарони не включит его в состав на ближайшую игру. «Я приехал сюда не туристом», — заявил он, забывая о том, что, по мнению многих, ему вообще повезло, когда он вошел в число двадцати двух игроков. На следующий день Ренато опять появился на экране, чтобы заявить, что не говорил того, что днем раньше слышали миллионы телезрителей. Но все это было совершенно бессмысленно, так как Лазарони предпочел проигнорировать этот эпизод в целом. В этом, возможно, и состояла его ошибка, ибо вплоть до самого конца выступления бразильцев подобные угрозы поступали от разных игроков.

Алдаир говорил, что собирался домой после того, как на место Мозера, получившего две желтые карточки, Лаза- рони поставил Рикардо Рочу в матче с Шотландией. Роча в интервью журналистам предпочитал упорно замалчивать этот момент.

Решение Лазарони поставить в стартовом составе против шотландцев Ромарио вызвало бурю негодования у Мюллера — игрока, для которого одно попадание в Италию было счастьем после того, как он покинул сборную по окончании прошлогоднего чемпионата Южной Америки.

Планам Лазарони относительно других перемен в составе, например предоставить шанс Мазиньо на правом краю обороны, не суждено было сбыться из-за угрозы бунта со стороны Кареки, Алемао и Дунги, про которых газеты писали, что они приехали в Италию исполнять свой номер в шоу, а не бороться за звание чемпионов мира. Про Каре- ку, который гораздо больше внимания уделял исполнению ламбады на поле, чем игре в футбол, также писали, что он допускал угрозы в стиле Ренато, если будет выведен из состава.