«Црвена Звезда» и «Марсель» – команды, показавшие ранее, что они умеют и любят атаковать – скатали в финале 1991 года, ко всеобщему разочарованию, очередную блеклую нулевую ничью, заставившую в 4-й раз за 8 лет прибегать к «лотерее». Победа югославов совпала по времени, как ни странно, с оглушительным распадом их федеративного государства. Совсем скоро все члены их блистательного ансамбля разбежались по европейским клубам.

К нулевой ничьей дело шло и в финале 1992 года, только за 8 минут до конца дополнительного времени Рональд Куман из «Барселоны» распечатал ворота «Сампдории» мощным ударом со штрафного. Это был первый розыгрыш, в который УЕФА – пока в порядке эксперимента – вплело в дотоле чистую кубковую лиговые элементы. Сильнейшие восемь команд были разбиты не на пары, как раньше, а на четверки. Внутри групп команды сыграли друг с другом в два круга, после чего победители групп сошлись в финале.

Эксперимент был признан удачным и повторен на следующий год. Уже со специально придуманным названием – Лига чемпионов – и приведенными под это дело спонсорами. Индустрия по извлечению денег из лучшего клубного футбола Старого Света закрутилась.

Дебют Лиги чемпионов был смазан тем обстоятельством, что первый ее победитель – «Марсель» – был с ног до головы замаран грязными махинациями своего президента Тапи, покупавшим матчи оптом и в розницу. Ко времени финального матча с «Миланом» «Марсель» уже был разоблачен, лишен только что завоеванного очередного титула чемпиона Франции и изгнан во второй дивизион. Но Кубок чемпионов, выигранный им у итальянцев 1:0, ему оставили, хотя отстранили на год от еврокубков, а также от участия в Межконтинентальном Кубке (Европу представлял «Милан»).

При принятой на вооружение системе (когда имело смысл занимать в группе только первое место) было много проходных игр, и в сезоне-93/94 УЕФА ее оживила, введя стадию полуфиналов. В финале же «Милан» сполна реабилитировался за прошлогоднее поражение, разгромив «Барселону» с тем же счетом, что пятью годами ранее и «Стяуа» – 4:0.