Надо сказать, что после этого все проходило достаточ

но быстро. Резолюция Склярова на письме появилась в апреле, а уже в мае в ЦК КПСС состоялась беседа с тренерами и игроками команд высшей лиги, в ходе которой были рассмотрены их предложения. На том совещании представительствовал Егор Лигачев. Он заявил, что «надо переходить на демократические принципы, избавляться от монополизации аппарата и отдавать управление футбольной жизнью самим тренерам, футболистам, судьям».

Понятно, произнесенные одним из тогдашних руководителей партии слова — еще не документ, которому бы следовали руководители спортивные. Впрочем, вскоре появился и документ — результат совместного творчества трех ведомств: Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. Назывался он удивительно сложно и труднопроизносимо: «О совершенствовании управления футболом, другими игровыми видами спорта и дополнительных мерах по упорядочению содержания команд и спортсменов по основным видам спорта». Невозможно выговорить и тем более разобраться в его сути.

Документ этот, как и большинство подобных бумаг, абсолютно неконкретный. Да и с какой стати ему быть конкретным, если готовили его чиновники из Госкомспор- та, которым никак не хотелось отпускать футбол, лишаться власти над ним и средств, которые он приносит.

В соответствии с документом, в декабре 1988 года (довольно поздно, но следует учесть, что Госкомспорт затянул подготовку проекта устава футбольного союза, который предполагалось создать; проект этот обсуждался в печати, большинство специалистов высказались против него) была созвана Учредительная конференция.

Созданный в кабинетах Госкомспорта проект отвергли, ибо он не оставлял футбольному союзу права на безоговорочную административную и финансовую самостоятельность. Была образована комиссия из 25 человек, которой поручили в течение месяца доработать устав с учетом всех мнений, высказанных на конференции.

Тогда же впервые в качестве альтернативы прозвучал киевский проект новой организации — Союза футбольных лиг СССР. Но прозвучал как-то глухо, поскольку распространен был за несколько минут до начала конференции, и многие так толком и не поняли, что сие означает.