Великая отечественная война 1941 – 1945 годов с фашистской Германией – один из самых тяжёлых и трагических периодов в истории нашей страны. Очень сложным и неоднозначным временным отрезком являются сороковые года прошлого столетия для историков и архивариусов наших дней. Есть сведения о том, что советское правительство в те времена давало прямые указания об уничтожении всевозможных, в том числе – и спортивных, архивов, либо о внесении в них заведомо искажённых фактов. Таким путём осуществлялась информационная борьба с иностранными шпионами и собственными «врагами народа», которых старались запутать и пустить по ложному следу. Даже в таблицах футбольных состязаний указывался один неверный результат – враг должен быть дезинформирован!

Вероломное нападение фашистов в июне 1941 года вынудило спортивные ведомства страны приостановить футбольный чемпионат СССР этого года. Сложное положение на фронтах вынуждало бросить в бой все силы. Почти все футболисты тех лет стали непосредственными участниками боевых действий, многие не вернулись домой.

Одной из последних публикаций в газете «Богородские вести» старейшего ногинского журналиста Виктора Васильевича Грибова, скончавшегося в 2011 году, была заметка «Блокадный матч». Приведём её полностью.

«Эта история произошла 31 мая 1942 года в дни блокады Ленинграда. Нет еды, нет электричества, постоянные бомбёжки. Геббельсовская пропаганда твердила всему миру: Ленинград – город мёртвых, его жители мертвецы. Важно было показать, что ленинградцы не пали духом, что город живёт и сражается.

Наш земляк, рядовой 7-й морской бригады Николай Васильевич Лапшин, воевал в то время у стен Ленинграда. До войны он был хорошим футболистом, играл за команду посёлка Буньково. Однажды его вызвали в штаб. Начальник политотдела показал морякам фашистскую газету:

-       Во брешут фрицы! Это мы-то мертвецы! – возмутились бойцы.

- Надо провести в городе футбольный матч с командой ленинградского «Динамо», – сказал начальник политотдела. – К тому же следует организовать радиотрансляцию на передовой, пусть фашисты знают, что у Ленинграда есть ещё силы.