Наиболее ярким представителем, вышедшим из этой среды, был Николай Иванович Хрусталёв (1892 – после 1915 гг.). Он

-    уроженец Курска, где выступал за одну из сильнейших местных команд ККЛС (Курский кружок любителей спорта) в 1911-1913 годах. Так же Николай играл в «Нарве» (Санкт-Петербург) в осеннем чемпионате и весеннем Кубке 1910-1912 годов. Во время пребывания в СХИ новой командой Хрусталёва стал «Сфинкс», который благодаря ему усилил свою игру. В 1915 году студенты были лишены отсрочек от армии, и Николай Хрусталёв попал на фронт. Дальнейшая его судьба неизвестна.

В 1913 году в столичном журнале «Русский спорт», а затем и в местном «Воронежском телеграфе» (№ 205 от 11.09.1913) сообщалось, что в деревне Грушино Воронежского уезда (ныне – Верхне-Хавский р-н) крестьяне «заразились» игрой в футбол, который обычно является развлечением привилегированной части населения. Разносчиком «эпидемии» стало семейство дворян Крашенинниковых, у которых в тех местах было имение. Они-то, в 1912-1913 годах и забавлялись модной игрой, увиденной то ли в Воронеже, то ли в столицах.

О Грушино оставил свои воспоминания уроженец Воронежа Николай Крашенинников (1897-1976 гг.) – до Великой Отечественной войны секретарь Союза писателей Ростовской области, позже руководитель корреспондентского корректорского отделения «Московской правды». Среди них есть и фотография футбольной игры. Вероятно, участниками тех событий были его ровесники: брат В. А. Крашенинников (18991978 гг.) – художник-декоратор, один из авторов проекта деревянного мавзолея В. И. Ленина; младший брат – А.   А. Крашенинников (1901-1941 гг.) – актёр-любитель; кузен – М. С. Крашенинников (1890-е – после 1917 гг.) – морской офицер, служил на Балтийском флоте.

Скорее всего, местная крестьянская молодёжь была задействована в барских играх, а потом сама воспроизводила попробованное.