Перед началом сезона многие специалисты считали преждевременным включение «Трактора» в чемпионат. Не было единства взглядов и у руководителей Центрального совета общества «Трактор», располагавшегося тогда в Харькове. Кое-кто считал, что местный «Трактор» надежнее. Долгие споры, в конце концов, завершились в пользу волжан. И решение оказалось дальновидным. «Трактор» занял 12-е место, а еще год спустя, в 1939 году, на протяжении почти всего сезона вел борьбу за титул чемпиона, и лишь неудачный финиш отбросил его на 4-е место. Согласитесь, что рывок с 26-го на 4-е место за два сезона — это редкий результат.

Сейчас, пожалуй, никто бы не рискнул доверить команду высшей лиги 24-летнему человеку, каким тогда был я. Правда, в то время я был одним из немногих тренеров с высшим образованием: незадолго до назначения я окончил Московский институт физкультуры. Дипломированными специалистами, работавшими в командах мастеров, тогда были, насколько я помню, Б. Аркадьев, А. Соколов, М. Окунь, М. Товаровский.

Что и говорить, предложение возглавить команду было лестным, но и ответственным, если учесть, что средний возраст игроков примерно 25 лет. Я, правда, рассчитывал на то, что, продолжая выступать вратарем, быстро найду общий язык с командой. Но эти мои расчеты скоро рухнули, и я так и не узнал достоинств роли «играющего тренера». Во время одной из тренировочных игр я получил травму — перелом носа. У одних игроков мой вид вызывал ужас, у других — улыбки. Здраво поразмыслив, решил, что совмещать обязанности тренера и вратаря нет никакой необходимости, да и рискованно.