Судьба желанного 7-го места решалась в противостоянии между “Рубином” и нижнекамским “Нефтехимиком”. Когда казанцы сумели дома одолеть конкурентов в личной встрече (1:0 благодаря голу Татаркина), казалось, что все значительно упростилось: наша команда за 10 туров до финиша имела на 2 очка больше и игру в запасе. Но “Нефтехимик” сумел-таки “сесть на хвост” “Рубину", и перед заключительным туром преимущество казанцев измерялось только одним очком.

Все вопросы были сняты в последний день октября, когда “Рубин”, несмотря на все старания, уступил (0:2) в Ярославле (тем самым пропустив вперед и “Шинник” Игоря Волчка), а “Нефтехимик” без особого труда переиграл в Саратове наполовину дублирующий состав не нуждавшегося в очках “Сокола” (2:1). Восьмое место означало, что “Рубин" вновь отправляется “зализывать раны” во вторую, теперь уже российскую, лигу.

Возьму на себя смелость утверждать, что если бы осенью 1993-го в “копилке” “Рубина” оказалось на очко больше, то его дальнейшая судьба сложилась бы совершенно иначе. В миллионном городе, столице далеко не самой бедной республики, не могло не найтись средств на содержание единственной футбольной команды, выступающей на серьезном уровне первой лиги.

Но жизнь подбросила “Рубину” совсем другой сюжет, гораздо более прозаичный. Вопрос стоял ребром – быть или не быть. Команда второй лиги оказалась городу не особенно нужна, и давать ей денег хотя бы на "пропитание” никто не торопился. Естественно, что недолго думая (потому что думать здесь было не о чем, всем надо кормить семью) перешли в другие клубы почти все прошлогодние лидеры “Рубина”. Остались в строю только 6 игроков: Гришин, Данилин, Равилов, Благов, Татаркин и Камков.